Научная библиотека : История идей
 В начало
 О сайте
 Новости | ФР
 Наука
 Публицистика
 Классики
 Современники
 Дайджест
 Дезинфекция
 Патранойя
 Aziопа
 Форум БрК
 Русские дневники
 Ресурсы
 Редакция
 Поиск

Ален Безансон
Бедствие века: Коммунизм, нацизм и уникальность Катастрофы


Ален Безансон. Бедствие века: Коммунизм, нацизм и уникальность Катастрофы. - М.: МИК; Париж: «Русская мысль», 2000. - 104 c.

ISBN 5-87902-054-1

Ален Безансон «Бедствие века: Коммунизм, нацизм и уникальность Катастрофы»

Мысль о типологическом сходстве двух самых зловещих тоталитарных режимов ХХ века — нацистской Германии и коммунистического СССР — уже давно не поражает оригинальностью. Новизна вышедшей в 1998 году книги известного специалиста по российской истории Алена Безансона в том, что он не ограничивается констатацией общеизвестных фактов, а пытается нащупать их корни и определить первопричины. Фундаментальная общность двух идеологий состоит в том, что как нацисты, так и коммунисты проповедовали установление "правильного" земного порядка, достичь которого можно было, лишь сокрушив (а лучше — уничтожив) всех врагов. Различие же основывалось на принципах определения того, кто попадает в число врагов: для нацистов ими были все неарийские расы (и в первую очередь — евреи), а для коммунистов — те, кто заражен буржуазной идеологией, "духом капитализма".

Коммунистический вариант тоталитарной идеологии, как считает Безансон, не менее (и даже более) опасен, нежели нацистский. Преступления нацистов очевидны и осуждены международным трибуналом; преступления коммунистов признаны и осуждены частично, причем обвиняется, как правило, не сама идеология, а экстремальные варианты ее реализации (сталинизм, чистки в Китае, Пол Пот...). Дело в том, что коммунизм апелирует к идеалам социальной справедливости, которые сами по себе вовсе не плохи; преступно же то, что во имя достижения этих идеалов оказывается возможным злостное нарушение естественных этических заповедей. Нацизм в итоге смог просуществовать всего 12 лет и был разгромлен (и как система, и как идеология); коммунизм же после 80 лет вовсе не побежден и остается влиятельным идеологическим течением во многих посткоммунистических странах.

Безансон анализирует не только проблемы физического и нравственного разрушения; еще более его занимает богословский аспект проблемы. В небольшой главке "Бес и личность" он задает вопрос: "Кто обладает властью при чистом коммунистическом или нацистском строе?" Очевидный, казалось бы, ответ (фюрер или генсек) не вполне верен (как раз генсек мог лишиться своей власти очень просто), поскольку подлинной властью здесь обладает не личность, а сама тоталитарная структура (партия, номенклатура), вербующая в свои ряды людей по принципу максимальной обезличенности (главное, чтобы соблюдалось единомыслие); управляет же этой структурой вовсе не вождь (лишь воплощающий в жизнь то, что структура от него требует), а некая надличная, внечеловеческая сила. И поэтому сейчас стоит обратить внимание не только на прошлое, но и на будущее: пусть нацизм остался в ХХ веке, а у коммунизма практически нет шансов на глобальное возрождение, но дело ведь не в именующих идеологию словах — тоталитарные структуры тем и опасны, что способны возрождаться в новых обличьях и под новыми знаменами.

Любопытно также сопоставление Безансоном тоталитарных идеологий с христианскими ересями. Коммунизму соответствует чистый вариант гностицизма: Бога Творца заменяет естественная история человечества, а Бога Спасителя — волевая деятельность партии; нацизм же опирался на неоязычество, обогащенное эзотеризмом и оккультизмом. Особо Безансон рассматривает различные богословские интерпретации самого страшного преступления нацизма — массового уничтожения евреев, утверждая, что "вопрос об уникальности Катастрофы не может найти решения полного и общепринятого".

Алексей Михеев


PDF (9.47M)


Оригинал рецензии: http://www.itogi.ru/books2000.nsf/Article/books_2000_05_12_212840.html

 

 
 < Научная библиотека
Обсудить на форуме > 
 
Кольцо Rossia.org


Rambler's Top100 TopList