Классики : Иссследования
 В начало
 О сайте
 Новости | ФР
 Наука
 Публицистика
 Классики
 Современники
 Дайджест
 Дезинфекция
 Патранойя
 Aziопа
 Форум БрК
 Русские дневники
 Ресурсы
 Редакция
 Поиск

Александр Витальевич Репников
Современная историография российского консерватизма

Смена идеологических и научных приоритетов, начавшаяся во второй половине 80-х годов привела к значительному увеличению количества работ, посвященных русской консервативной мысли. На сегодняшний день по этой проблеме существует несколько десятков монографий и бессчетное количество статей. Не случайно и появление первого фундаментального библиографического обзора отечественных исследований и публикаций второй половины ХХ в., посвященных различным аспектам истории российского консерватизма конца XVIII - начала XX вв., подготовленного И.Л. Беленьким [1].

Настоящий “консервативный бум” пришелся на последние несколько лет, когда считаться консерватором стало чрезвычайно “модно” в среде политиков и деятелей культуры. Однако, политическая мода - явление переменчивое. Попытки популяризации правоконсервативной традиции, предпринятые Н.С. Михалковым, заметного успеха не имели, хотя и дали жизнь семинару по проблемам консерватизма [2]. Не случайно, эксперт фонда Карнеги А. Рябов отмечал еще в 2000 году, что “…все усилия, имевшие целью выстроить новую политическую мифологию на образе дореволюционной России… оказались абсолютно безрезультатными. В обществе не нашлось слоев, способных такую мифологию воспринять” [3]. Созвучно высказывался и президент фонда “Российский общественно-политический центр” А. Салмин: “К консервативной практике ближе всего КПРФ - партия ностальгии. Избиратели коммунистов психологически больше всего напоминают консервативные электораты западных стран. Что делать, если нашим прошлым была революция, а дореволюционная Россия с влиятельной Церковью, крепкой семьей, защищенной собственностью - для большинства сегодня образ отвлеченный. Коммунисты начинают приписывать все эти ценности советской эпохе, даже церквам поклоны бьют, впрочем - не крестясь…” [4]. В результате в последнее десятилетие к консерваторам успели себя причислить: В. Черномырдин, Б. Немцов, И. Хакамада, А. Проханов, В. Алкснис, Г. Зюганов и множество других политических и общественных деятелей, что отнюдь не способствует научной взвешенности и объективности. Например, С.Т. Кармизова рассматривает как консерваторов: В.И. Ленина, Л.И. Брежнева русских монархистов и современных российских либералов, что является некорректным [5].

Предлагаемая публикация не претендует на исчерпывающее освещение проблемы. Я намеренно постарался ограничиться историографическим обзором только научных работ, вышедших за последние пять лет. Что касается многочисленных публицистических статей и книг, посвященных консерватизму, то их обзор - дело будущего. Такое ограничение представляется необходимым еще и потому, что именно монографии последних лет зачастую слабо введены в научный оборот. Этому способствуют такие причины, как небольшие тиражи изданий (часто всего 100, 300 или 500 экземпляров), недостаток информации о новых книгах, выходящих в провинциальных издательствах и специфика комплектации библиотечных фондов, когда от выхода книги из типографии до ее появления в каталоге проходит от нескольких месяцев до года. Думается, что данная публикация хотя бы в некоторой мере даст читателю представление о работах последнего пятилетия, посвященных российскому консерватизму.

Помимо монографических исследований и публикаций в научных изданиях, в последние годы появилось множество диссертаций, посвященных как отдельным, наиболее ярким, представителям российской консервативной мысли, так и феномену консерватизма в целом. Подробный анализ этих диссертаций не входит в задачу данной работы, поэтому из диссертационных работ последних лет упомянем общетеоретические исследования Э.А. Попова [6] и С.М. Сергеева [7], работу М.Ю. Чернавского о К.Н. Леонтьеве [8], а так же исследование М.А. Прасолова, посвященное П.Е. Астафьеву [9].

В 1999 году вышел ряд книг, посвященных рассмотрению консервативной идеологии и практики. В серии “Библиотека либерального консерватора” вышла работа А.М. Руткевича “Что такое консерватизм?” [10]. В предисловии автор намеренно сделал оговорку: “В мои задачи не входила реконструкция сложной истории отечественного консерватизма, описание различных течений и фигур…” [11]. Рассматривая принципы консерватизма А.М. Руткевич обращается к западному, преимущественно европейскому опыту. При этом дается консервативная оценка таких базовых понятий как традиция, родина, нация, нравственность и религия, человек и семья. Отдельно рассматривается трактовка консерваторами свободы, власти, демократии, собственности.

Другой работой, вышедшей в 1999 году, стала монография Эдуарда Абелинскаса в которой современный консерватизм исследуется как мировоззренческий стиль [12]. Справедливо отметив, что в настоящее время практически отсутствуют попытки исследования консерватизма как целостного социокультурного феномена, мировоззренческого стиля, реализующего себя не только в политической, но и в иных сферах, автор попытался восполнить существующий пробел. Проследив судьбу консерватизма начиная от Э. Берка, Жозефа де Местра и Ф. Шатобриана до нашего времени Э. Абелинскас доказывает, что консервативная идеология вполне успешно может синтезироваться с другими идеологиями. Особое внимание уделено рассмотрению ценностных ориентаций консерватизма и трактовки принципа традиции в консерватизме. Проблема соотнесения традиционализма и консерватизма, поднятая Э. Абелинскасом, так же активно разрабатывается в исследованиях М.М. Федоровой [13], по мнению которой эти понятия синонимичны и в вышеупомянутой диссертации С.М. Сергеева.

Попыткой комплексного анализа системы взглядов ведущих теоретиков и практиков отечественной консервативной мысли по одной из кардинальных проблем - трансформации государственной власти самодержавной политической системы в условиях модернизационного процесса явилась вышедшая в 1999 году работа А.В. Репникова “Консервативная концепция российской государственности” [14]. Основное внимание в ней было уделено взглядам Н.Я. Данилевского, К.Н. Леонтьева, К.П. Победоносцева и Л.А. Тихомирова. Представлен анализ историографии проблемы и источниковой базы исследования. Рассмотрены теоретические разработки консерваторов, направленные на укрепление самодержавно - государственной системы России. Показано отношение идеологов консерватизма к либеральной и социалистической моделям государственного устройства. Вместе с тем отметим, что консервативная составляющая не ограничивается только этими четырьмя персоналиями.

В том же году трехтысячным тиражом выходит работа нашего бывшего соотечественника, А.Л. Янова “Россия против России” [15], с подзаголовком - “Очерки истории русского национализма 1825-1921 гг.”, во многом дублирующая ранние исследования этого автора [16]. Рассмотрение взглядов Н.Я. Данилевского, К.Н. Леонтьева, К.П. Победоносцева, С.Ф. Шарапова, Ф.М. Достоевского, В.С. Соловьева соседствует с анализом идей Н.Е. Маркова, В.М. Пуришкевича, А.Г. Дугина, Г.А. Зюганова.

Особо отметим переиздания дореволюционных исследований историка русской общественно-религиозной мысли А.Н. Пыпина “Религиозные движения при Александре I” [17] и “Общественное движение в России при Александре I” [18]; переиздание “Истории русской общественной мысли” Иванова-Разумника [19]. В этих работах содержится материал по истории русской консервативной мысли.

В конце 90-х появились исследования, в которых рассматриваются взгляды консерваторов на экономическое развитие России, среди которых следует выделить кандидатскую диссертацию, защищенную А.В. Елисеевым, рассмотревшим взгляды правых националистов (С.Ф. Шарапова, К.Н. Пасхалова, В.А. Грингмута, М.О. Меньшикова, Иоанна Восторгова и др.) на аграрный вопрос; их отношение к общине, технической индустриализации и столыпинской реформе [20]. Представляет интерес публикация статьи В.А. Твардовской “Аграрный вопрос в консервативной мысли России в 80-е гг. XIX века” [21] и выступление В.Л. Степанова на “круглом столе”, посвященном русскому консерватизму [22]. Что касается попыток консерваторов разрешить рабочий вопрос (в частности, феномен “зубатовщины”), то специальные исследования по данной теме пока отсутствуют. Можно назвать только публикации посвященные рассмотрению рабочего вопроса Л.А. Тихомировым и М.О. Меньшиковым [23].

Национальная идея в отечественной публицистике рубежа XIX - начала XX вв. была затронута в работе Ю.И. Сохрякова [24]. Несколько удивляет соседство на страницах книги анализа взглядов К.Н. Леонтьева и М.О. Меньшикова со взглядами И.Л. Солоневича, создавшего все свои основные труды гораздо позже и слишком большое количество цитат, что уже было отмечено в одном из отзывов на книгу [25]. В результате значительная часть этой работы представляет собой пересказ сочинений рассматриваемых автором мыслителей. Можно отметить появление работ, затрагивающих не только “русскую идею”, но и тему отношения русских консерваторов к “еврейскому” [26] и “польскому” вопросу [27], хотя специальных монографических работы по этой теме нам не приходилось встречать.

Значительным событием в отечественной историографии стал выход в 2000 году коллективной работы “Русский консерватизм XIX столетия. Идеология и практика”, подготовленной в Институте российской истории РАН [28]. Этот труд стал первым обобщающим трудом в отечественной литературе, в котором консерватизм рассматривается начиная от екатерининской эпохи вплоть до начала ХХ века и сразу же вызвал интерес в научной среде [29]. При всей значимости данного исследования, отметим, что, к сожалению, за пределами авторского внимания остался ряд отечественных и зарубежных работ (А.Н. Пыпина, Н.К. Шильдера, А. Мартина, Г. Флоровского и др.), что было отмечено и в недавней рецензии на книгу М.Д. Долбилова и А.Ю. Минакова [30]. В книге отсутствует анализ взглядов Н.Я. Данилевского и его фундаментальной работы “Россия и Европа”; практически не раскрыты взгляды Л.А. Тихомирова - автора фундаментальной “Монархической государственности”. Есть в книге и некоторые досадные неточности [31]. Тем не менее, эта коллективная работа стала большим шагом вперед и, будет способствовать появлению новых исследований, посвященных русской консервативной мысли.

В 2001 году вышел в свет сборник научных трудов “Консерватизм в России и мире: прошлое и настоящее” [32], уже вызвавший отклики в таких изданиях, как “Ab imperio”, “Свободная мысль - XXI”, “Москва”, “Родина”, “Российский писатель”, “Роман-журнал XXI” [33]. В него вошли работы, посвященные теоретическим аспектам консерватизма; материалы о российских и европейских консерваторах. Помимо общетеоретических проблем авторы рассмотрели консервативные аспекты в жизни и деятельности М.Л. Магницкого, С.С. Уварова, М.Н. Муравьева, Б.Н. Чичерина, Л.А. Тихомирова, Н.Е. Маркова. Специальные статьи были посвящены монархической организации “Русское собрание” и деятельности Отечественного патриотического союза. На страницах сборника нашли свое отражение взгляды и деятельность европейских консерваторов: прусского министра Г. фон Берлепша; немецких интеллектуалов Артура Меллера ван ден Брука и Эрнста Юнгера, историка Э. Францеля. Соседство под одной обложкой статей посвященных российским и европейским мыслителям далеко не случайно. В последнее время можно проследить попытки ряда исследователей найти общее между отечественными и западными (преимущественно немецкими) консерваторами. Подобные изыскания, в частности, были предприняты в книгах А.Н. Мочкина [34] и Г.И. Мусихина [35], а так же в ряде публикаций этих авторов [36]. Работа А.Н. Мочкина посвящена проблемам неоконсерватизма в истории России и Германии на рубеже XIX - XX вв. В центре исследования - взгляды А. Шопенгауэра, К.Н. Леонтьева, Ф. Ницше, О. Шпенглера. В книге по сути впервые предпринята попытка сравнительного анализа философских политических и эстетических взглядов К.Н. Леонтьева и Ф. Ницше. Интересна авторская попытка рассмотреть особенности выработки мыслителями Германии и России “Третьего Пути”, который противостоял бы и модернизму и архаическому охранительству. Аналогичные вопросы уже затрагивались в вышеупомянутом исследовании Абелинскаса. Идея “Третьего Пути” активно пропагандируются в России в книгах А.Г. Дугина [37], которые долгое время находились вне поля зрения исследователей и только недавно были подвергнуты критическому анализу в статье Л. Люкса [38]. Отметим так же исследования В.Э. Багдасаряна, посвященные критическому анализу различных околонаучных и псевдоисторических концепций [39].

В книге Г.И. Мусихина дается сравнительный анализ основных компонентов немецкого и российского консерватизма конца XVIII - начала ХХ вв. Подробно рассматривается структура консервативного мышления, включающая в себя такие компоненты, как антирационализм, религиозность, традициционализм. В отдельной главе рассматривается проблема авторитета в мировоззрении немецкого и российского консерватизма. Особенно актуален в наши дни параграф, посвященный земле - как основе традиции. Не менее важна для сегодняшнего дня и последняя глава книги, посвященная консервативному реформизму в России и Германии.

Сравнительный анализ взглядов отечественных и европейских консервативных мыслителей, предпринятый в работах Г.И. Мусихина и Э. Абелинскаса необходим еще и потому, что мы только в последние годы открыли для себя имена А. Меллера ван ден Брука [40], Э. Юнгера [41], Р. Генона [42], К. Шмитта [43], Ю. Эволы [44] и только пытаемся подойти к их идейному наследию без идеологических штампов прошлого. В числе работ посвященных этим западным мыслителям можно назвать статьи Ю.С. Пивоварова и Н. Лобковица, посвященные К. Шмитту [45]; О.Ю. Пленкова, А. Филиппова и Е.Б. Кондратьева о Э. Юнгере [46], С.Г. Аленова о А. Меллере ван ден Бруке [47].

Позитивным моментом является то, что в последние годы исследователи стали применять новые методы и подходы к изучению проблемы. Н.А. Полевым была предпринята формализация концепции всемирно-исторического процесса Н.Я. Данилевского средствами параметрической общей теории систем [48]. Д.М. Володихин написал цикл историософских эссе, посвященных различным аспектам жизни и деятельности К.Н. Леонтьева, рассматривая великого русского мыслителя как историка, предэкзистенциалиста и предтечи Л.Н. Гумилева [49]. Книга была замечена исследователями русского консерватизма и вызвала отклики [50]. Появились работы, в которых рассматривается политико-правовая составляющая консервативного мировоззрения. В первую очередь, это монография А.С. Карцова “Правовая идеология русского консерватизма” [51] и написанная на основе диссертационной работы [52] монография Е.В. Тимошиной “Политико-правовая идеология русского пореформенного консерватизма: К.П. Победоносцев” [53].

Что касается новых исследований, посвященных видным представителям отечественной консервативной мысли, то, в первую очередь необходимо отметить второе, исправленное и дополненное издание работы Б.П. Балуева, посвященной Н.Я. Данилевскому [54]. Важность этой работы заключается в том, что она явилась первой фундаментальной работой, написанной об этом мыслителе профессиональным историком. Как отметил в своей рецензии А.Н. Боханов: “монография Б.П. Балуева - примечательное явление в отечественной историографии последних лет” [55]. Не случайно второе переиздание работы Б.П. Балуева было предпринято в кратчайшие сроки, а тираж возрос с тысячи до пяти тысяч экземпляров. Остановимся на ней более подробно.

Монография призвана продемонстрировать оценку идей Данилевского, выраженных в книге “Россия и Европа”, со стороны его современников с учетом исторического, историографического и событийного контекста появления и распространения работ этого мыслителя. Предложив краткий историографический анализ проблемы, Б.П. Балуев в первой главе книги, обращается к биографии мыслителя. Стремясь, по возможности, избежать историографических повторов, он знакомит нас с малоизученными страницами жизни и творчества Николая Яковлевича, подробно прослеживает эволюцию его мировоззрения, рассмотрев ранние статьи и публикации, участие в кружке М.В. Петрашевского, а так же дав обстоятельный анализ его естественнонаучным работам.

В первой главе затронуты взаимоотношения и взаимооценки Н.Я. Данилевского, В.С. Соловьева и Н.Н. Страхова, которые получили более подробное рассмотрение в следующих главах работы. Автор так же уделил место реакции современников Н.Я. Данилевского на его работу “Дарвинизм”.

Во второй главе монографии Б.П. Балуев непосредственно переходит к рассмотрению содержания самой книги “Россия и Европа”, а так же анализу реакции на нее современников Н.Я. Данилевского. При этом подробно отслеживается полемическая борьба вокруг “России и Европы”.

Третья глава работы посвящена рассмотрению взаимоотношений Европы со славянским миром в контексте теории Н.Я. Данилевского. Оппоненты Данилевского считали, что его теория служит обоснованию агрессивной политики России по отношению к Европе, обвиняли его в макиавеллизме, беспринципности и империалистических устремлениях. Б.П. Балуев не просто отвергает все эти огульные обвинения, но и приводит ряд оценок взаимоотношений Европы со славянским миром, высказанных различными общественно-политическими деятелями.

В работе Б.П. Балуева рассматривается точка зрения отечественных исследователей на теорию культурно-исторических типов Н.Я. Данилевского, включая и работы последних лет. Правда, не совсем понятно отсутствие в историографическом обзоре ссылок на последние работы К.В. Султанова, посвященные Н.Я. Данилевскому, хотя, судя по книге, автор знаком с материалом его кандидатской диссертации 1975 года [56]. В четвертой главе “Россия и славянский мир” автор обращается к проблеме являющейся актуальной и сейчас, на исходе ХХ века, доказывая, что панславизм Н.Я. Данилевского, отличный и от панславизма Ф.М. Достоевского и от панславизма А.А. Киреева, представлял собой новую ступень в развитии идеи славянского единения.

В 2001 г. вышла в свет работа К.В. Султанова, в которой рассматривается интеллектуальная биография Н.Я. Данилевского (глава 1), гносеологическая, онтологическая и прогнозирующая части его социально-философской концепции [57]. Так же как и Б.П. Балуев, автор рассматривает интерпретацию теории культурно-исторических типов русскими философами Н. Кареевым, В. Соловьевым, П. Сорокиным (глава 4) и полемизирует с американским исследователем Р. Мак-Мастером. Правда о работе Балуева в книге не упоминается и поэтому сложно судить был ли автор знаком с его книгой. Наиболее интересны вторая глава работы, посвященная социальной гносеологии Данилевского и последняя, пятая глава: “Н.Я. Данилевский и судьбы русского славянства”, в которой, в частности, рассматривается будущее России по прогнозам Н.Я. Данилевского, О. Шпенглера и А. Тойнби. Третья, самая обширная глава посвящена рассмотрению культурной морфологии Н.Я. Данилевского.

Заканчивая обзор работ последнего пятилетия, посвященных Н.Я. Данилевскому отметим вышедший к 175-летию со дня его рождения сборник материалов IV областных историко-философских чтений [58] и появившиеся в связи с юбилеем многочисленные статьи правнучки Н.Я. Данилевского - В.Я. Данильченко [59].

В последние годы изучение истории русского консерватизма в значительной мере превращается в среде историков в изучение биографий и взглядов отдельных, наиболее ярких представителей этого мировоззрения. Из работ иностранных авторов, посвященных наиболее представителям российской консервативной мысли хотелось бы выделить изданную на русском языке работу Ц.Х. Виттекер, посвященную С.С. Уварову [60], хорошо известную исследователям и только что изданную книгу М. Брода о К.Н. Леонтьеве [61], автор которой - доктор философских наук, преподаватель Кафедры философии Лодзинского университета, член Интердисциплинарного центра советологических исследований рассматривает философские, исторические и религиозные взгляды русского мыслителя.

В жанре биографических исследований выполнены работы авторских коллективов, посвященные К.Н. Леонтьеву [62] и Л.А. Тихомирову [63]. Жизнеописания Н.Я. Данилевского, М.Н.Каткова, К.Н. Леонтьева, К.П. Победоносцева и Л.А. Тихомирова были включены в сборник из серии “История государства Российского” [64]. Материал о М.Н. Каткове и Л.А.Тихомирове вошел и в монографию Б.С. Итенберга [65]. Новые страницы жизни и деятельности М.Л. Магницкого нашли свое освещение в публикациях А.Ю. Минакова [66].

Были защищены кандидатские диссертации М.М. Леонова [67], А.С. Карцова [68] и Н.В. Черниковой [69], посвященные В.П. Мещерскому. Практически одновременно в “Отечественной истории” и “Вопросах истории” публикуются статьи о нем, в жанре исторического портрета [70]. Можно прогнозировать дальнейший рост интереса к этому публицисту, считавшемуся ранее одной из наиболее реакционных и беспринципных фигур эпохи Александра III. Об этом свидетельствует и переиздание воспоминаний князя [71].

Одновременно появились работы, авторы которых поставили своей задачей не просто рассмотрение взглядов отдельных консерваторов, системный анализ моделей, претендовавших на роль государственной идеологии. Попытку рассмотрения цикла идеологических моделей выдвигавшихся начиная от екатерининской эпохи и заканчивая доктриной “православие - самодержавие - народность” предпринял в своем исследовании А.Л. Зорин [72]. Не меньше споров вызывает и политика так называемой “эпохи контрреформ” [73]. Дискуссию как относительно оценки внутренней политики самодержавия, в эту эпоху, так и относительно личности самого Александра III, вызвали публикации, а затем и отдельная работа А.Н. Боханова [74]. Этой эпохе посвящен и сборник, вышедший в серии “Государственные деятели России глазами современников” [75], в котором помещены публикации А.Ф. Тютчевой, В.П. Мещерского К.П. Победоносцева и др., предваренные статьей В.Г. Чернухи. В этом же ряду стоит и монография Н.Ф. Гриценко “Консервативная стабилизация в России в 1881-1894 годах” [76]. К сожалению, в последней работе можно обнаружить прямые заимствования из книг других авторов без ссылок на первоисточники [77], что само по себе вызывает вопросы к автору.

Перспективы консерватизма в России рассматривались в ходе обсуждения доклада А.В. Репникова “Консервативная модель переустройства России”, сделанного на одном из историко-политологических семинаров в 2000 году [78]. В выступлениях по докладу были высказаны различные точки зрения. В.Я. Гросул обратил внимание на то, что “русский консерватизм изначально, не просто был дворянским, а еще и крепостническим консерватизмом” и именно “консерваторы стали виновниками не менее пяти дворянских реваншей в России” [79]. В.В. Зверев выделил народный консерватизм и консерватизм интеллектуальной элиты. О.В. Волобуев акцентировал внимание на партийном аспекте консервативного реформаторства. В.В. Шелохаев подчеркнул, что вплоть до недавнего времени русский консерватизм в отечественной историографии “привязывался” насильно “к вполне определенной социальной страте - крупному поместному дворянству, отчасти к крупной сановной бюрократии, а также к определенной форме политического правления - самодержавию” [80]. Вместе с тем консерватизм представляет собой достаточно сложное и неоднородное явление, которое необходимо рассматривать во всем его многообразии. В выступлении В.В. Журавлева был затронут вопрос: о существовании так называемого “консерватизма государственной ответственности”. Вопрос о “моде на консерватизм” поднял в своем выступлении С.В. Тютюкин. Соруководитель семинара С.С. Сулакшин так же отметил тяготение современных российских капиталистов к консервативной риторике, выразив надежду на то, что “смута переходного периода схлынет и восстановятся эволюционные процессы” [81].

В следующем году сразу два широко известных издания посвятили свои страницы теме русского консерватизма. В № 3 журнала “Отечественная история” за 2001 год были помещены материалы круглого стола “Русский консерватизм: проблемы, подходы, мнения” [82], в ходе которого свои оценки высказали Д.М. Володихин, В.Я. Гросул, М.М. Шевченко, А.Н. Боханов, И.А. Христофоров, В.В. Зверев, А.Д. Степанский, А.П. Корелин, С.В. Тютюкин и др. В “Вестнике актуальных прогнозов” [83] были помещены статьи Д. Путинцева, А. Морозова, Т. Филипповой, Л. Бородина и других авторов, а так же интервью с В. Рыжковым, активно проповедующим в последние годы консервативные ценности и высказывающем необходимость создания для России новой консервативной идеологии [84].

Характерно появление работ М.Б. Смолина и В.Э. Багдасаряна в которых монархическая власть рассматривается не только как политическая форма правления, но и как нечто метафизическое и сакральное [85]. Наиболее фундаментальным исследованием (хотя и не снабженным, к сожалению, научным аппаратом) стала работа П.А. Сапронова “Власть как метафизическая реальность” [86].

Говоря о реальности консервативного проекта для сегодняшней России, отечественный исследователь А.С. Панарин рассуждает о том, что представляет собой консервативная идеология президентского окружения: “здесь есть дилемма: либо Президент действительно желает изменить политику разрушительного радикал-либерализма чикагского образца, которая велась при Ельцине, но пока не может этого сделать; либо он имеет мощный социальный заказ продолжать либеральную политику, и его непосредственное окружение, понимая невозможность продолжать прежнюю политическую линию под старыми лозунгами, хочет выиграть некоторое историческое время, сменив лозунги на противоположные, окутав их красивым патриотическим шлейфом, дымовой завесой русского консерватизма. Я пока не знаю, к чему склоняется Президент” [87]. Если мы обратимся к сегодняшнему дню, то заметим, что “камнем преткновения” между русскими консерваторами и их оппонентами стала уже не монархическая составляющая, как в начале ХХ в., а проблема определения места России в мировой цивилизации [88]. Сегодня еще нельзя точно определить дальнейшие перспективы консерватизма в России, ясно только, что сейчас он не может быть восстановлен в том варианте, в каком существовал в начале ХХ века. За прошедшее столетие со страной и ее народом произошли колоссальные изменения. Все старые символы и концепции уже были задействованы. Самое время определить новые приоритеты и ценности [89].

Одной из нерешенных проблем, стоящей перед исследователями, остается периодизация консерватизма. В монографии В.А. Гусева, вышедшей в 2001 году [90], так же как и в ряде других публикаций автора [91] представлен широкий взгляд на основные направления и этапы развития русского консерватизма. Автор выделяет ряд этапов. Первый - дореволюционный, является реакцией на Вели­кую французскую рево­люцию и влияние на Россию процесса обуржуазивания Запада. В дореволюционном этапе выделяется “предконсерватизм”, берущий свое начало от митрополита Иллариона и концепции Филофея о Москве, как “третьем Риме”; государственно-охранительная форма русского консерватизма (Н.М. Карамзин, М.Н. Катков, К.П. Победоносцев, М.О. Меньшиков), которая усматри­вает главный элемент российской государственности в самодержавии; и православно-русский (славянофильский) консерватизм А.С. Хомякова, братьев Киреевских и Аксаковых, Ю.Ф. Самарина и Ф.И. Тютчева. Во главу угла православно-русский консерватизм ставит Православие и выте­кающую из него народность, считая самодержавие лишь обслуживающей, ин­струментальной ценностью. К последнему течению консерватизма относятся и взгляды Д.А. Хомякова, который, по мнению автора смог обобщить выводы славянофилов по вопросу государственно-политических проявлений русского культурного типа [92]. Отдельное положение в дореволюционном русском консерватизме зани­мают Н.Я.Данилевский и К.Н.Леонтьев

Второй этап - эмигрантский, представляющий реакцию на революцию 1917 года и её социально-политические последствия. Здесь автор подробно рассматривает взгляды П.Н. Новгородцева, И.А. Ильина, И.Л. Солоневича и евразийцев.

Третий этап - со­временный, представляющий собой реакцию на политические процессы в России, начало которых относится ко второй половине 1980-х годов. По мнению автора, представителей нового этапа объединяют три родовых принципа русского консерватизма: антизападничество, отстаивание идеалов Православия и вытекающих из него норм социального общежития, идеал мощ­ного централизованного государства. Обращаясь к современному консерватизму автор рассматривает взгляды М. Назарова, Л. Бородина, Э. Володина, Митрополита Иоанна, А. Дугина, И. Шафаревича, А. Гулыги, С. Кургиняна, В. Кожинова и др. по вопросам отношения к русской эмиграции, российской государственности и социалистическому прошлому.

Еще одной проблемой становится все более усиливающаяся терминологическая путаница в отношении самого понятия “консерватизма” [93], которая, возможно, заставит нас со временем пересмотреть классические понятия консерватизма, либерализма, традиционализма и попытаться дать им новое содержание. Мы можем или полностью отказаться от старых понятий, что вряд ли возможно, или же признать, что знакомые определения изменили свои значения и переопределить их. К сожалению, многим современным политикам выгодна неопределенность и размытость понятий, когда самоопределения: “консерватор”, “демократ”, “государственник” теряют свой первоначальный смысл.

Та же терминологическая неопределенность касается и понятия традиция. Как определенная психологическая установка традиционализм вообще внеидеологичен и вечен - был, есть и будет всегда, как тоска по “золотому веку”, как ностальгия по ушедшему безвозвратно прошлому, когда “все было лучше”. Так на какие же традиции мы хотим опереться? Отвечая на этот вопрос, обычно уходят от прямого ответа, и обращаются к тому, что называется “традиционные ценности”: патриотизм, нравственность, семья и т.п. Но все это достаточно условно. В настоящее время понимание традиции, как и понимание консерватизма, размыто: есть “революционные традиции”, “православные традиции”, “либеральные традиции” и т.д. “В конце концов, свои традиции есть и у тех нигилистов, которые прилагают все усилия для уничтожения русской культуры; некие традиции имеются даже у “воров в законе” - пишет А.М. Руткевич [94]. Все эти вопросы требуют новых исследований.

На фоне появления многочисленных исследований, в которых рассматриваются консервативные модели переустройства России, обозначилась тема изучения консервативных (правомонархических) партий и движений в России начала ХХ века. Вышла фундаментальная монография Ю.И. Кирьянова [95]. Впервые появились серьезные статьи И.В. Лукоянова и В.Ю. Рылова о “Русском Собрании” [96], Ю.И. Кирьянова об Отечественном патриотическом союзе [97], книга Д.А. Коцюбинского и диссертация С.М. Саньковой о Всероссийском национальном союзе [98]. В 90-е годы активно разрабатывается деятельность правых партий и организаций в различных регионах России. Появились диссертационные исследования и написанные на их основе монографии, в которых нашла свое отражение деятельность правых организаций Центрально-Черноземного региона [99], Центральной России [100], Сибири [101], Среднего Поволжья [102], Казанской [103] и Воронежской [104] губерний. Появились монографические исследования о правомонархическом движении в Ярославле и губерниях Верхнего Поволжья [105], Тверской губернии [106], на Урале [107], в Ростове-на-Дону [108], и на Украине [109]. Отношения между правыми и официальными церковными кругами получили свое освещение в диссертационном исследовании О.Н. Савицкой и работах петребургского исследователя С.Л. Фирсова [110]. Появились отдельные публикации, посвященные рассмотрению деятельности правых в Государственных думах [111] и о деятельности правых в 1917 году [112].

Тема российского и зарубежного консерватизма активно представлена и на страницах Интернета. Упомянем проведенную в 2002 г. Самаре конференцию “Эволюция консерватизма: европейская традиция и русский опыт”, проходившую в два этапа. Первым этапом стала - Интернет-конференция. Присланные статьи, в которых затрагивались взгляды М.М. Щербатова, Н.М. Карамзина, А.С. Шишкова, К.П. Победоносцева, В.А. Мещерского, Л.А. Тихомирова, П.Б. Струве, В.А. Маклакова были размещены на сайте в Интернете [113]. Были представлены работы, посвященные американскому, и европейскому консерватизму. Через некоторое время на сайте состоялась дискуссия on-line, после чего была проведена вторая стадия конференции уже в Самаре.

Размещение материалов конференций по консерватизму в Интернете позволяет большому числу людей не только ознакомиться с новыми исследованиями, о и оперативно высказать свое мнение о них. Сходным образом поступили и организаторы конференции “Русский консерватизм: история и перспективы (к 235-летию со дня рождения Н.М. Карамзина)”, прошедшей в Москве в 2001 году, разместившие материалы в Интернете [114].

В последние годы внимание исследователей все больше привлекает феномен либерального консерватизма. Соотношению либеральных и консервативных концепций в социально-философской мысли России XIX века была посвящена специальная монография А.И. Деникина [115]. Проблемы либерального национализма затрагивает работа О.Ю. Малиновой [116]. Либерализм и консерватизм сегодня вовсе не кажутся такими непримиримыми противниками, как раньше. Невольно возникает вопрос о возможности синтеза [117]. О возрастающем интересе к этой проблеме свидетельствует и прошедшая в Ростове-на-Дону Всероссийская научно-практическая конференция “Либеральный консерватизм: история и современность” (25-26 мая 2000 г.) [118]. И здесь мы опять вплотную сталкиваемся с попытками использовать моду на консерватизм в политической борьбе. Не случайно идею “либерального консерватизма” пытаются предложить в качестве руководства к действию новому президенту России, что можно заметить в обширной статье философа Леонида Полякова “Либеральный консерватор”, опубликованной в “Независимой газете” [119]. Комментируя текст программной статьи В.В. Путина, Поляков называет в качестве наиболее близкой консерватизму доктрины автор либерализм: “Выясняется, что у консерватизма есть единственный стратегический союзник. И это не доктринерский коммунизм, не истовый национализм, а именно либерализм” [120]. Современные российские историки, В.В. Журавлев и Л.К. Журавлева, анализируя данную статью, справедливо отметили, что из достаточно “стандартного утверждения для российского политика, не относящегося к “чикагской школе”, об особой роли государства как “эффективного координатора экономических и социальных сил страны” Л. Поляковым формулируется далеко идущий вывод относительно представлений В.В. Путина…”, которого Л. Поляков характеризует как либерального консерватора [121]. Публичных заявлений о приверженности идеологии государственности мало и если уж либеральный консерватизм действительно претендует на роль некой объединительной идеологии, то необходимы реальные шаги в этом направлении.

Директор Центра политических исследований Сергей Марков в январе 2000 года рассуждал в интервью, данном “Независимой газете”: “Я думаю, если Владимира Путина изберут президентом и если он добьется успехов на этом посту, то в течение года будет создана правящая партия, которая будет апеллировать к консервативным ценностям” [122]. На роль такой партии попыталось претендовать “Единство”. Главный специалист Центра разработки программных документов партии “Единство”: Г.И. Моро в беседе с корреспондентом газеты “Алфавит” отметил, еще в 2000 году, что главным врагом здорового российского политического консерватизма является “большевизм”, оговорившись: “Единство” предпринимает попытки отойти от радикализма - левого и правого, от идеологического большевизма, от попыток и желания реставрировать любыми силами ту систему государственного управления и гражданского общежития, которая существовала в советское время. Но мы не должны идти по пути отрицания тех ценностей, которые присущи россиянам. И вот между этими радикальными - левым и правым - путями мы должны создать достаточно четкую, внятную, понятную концепцию российского консерватизма… Большевизм чаще всего приписывают коммунистам, но я бы говорил тут не только о коммунистической идеологии. Радикальные либеральные демократы - те же большевики. Консерватизм - всегда национален. И если уж говорить о врагах, то главный наш враг тот, кто пытается представить российский народ стадом, без исторической памяти, без преданности своей Земле, Церкви, Государству” [123].

Прошло время, но идеологический багаж партийных идеологов оказался в большей мере багажом исполнительных чиновников, а не багажом ярких интеллектуалов. Расплывчатые лозунги выигрышны только в период предвыборной компании, но рано или поздно власти приходится делать выбор в пользу той или иной идеологической концепции. Несомненно, что если уж власть решила всерьез обратиться к консервативной идеологии, то нужно учитывать именно отечественный опыт изучению которого и посвящено большинство рассмотренных в данной статье исследований.


Примечания

1. Беленький И. Л. Консерватизм в России XVIII – начала ХХ в. (Библиографический обзор отечественных исследований и публикаций второй половины ХХ в.) // Россия и современный мир. 2001. № 4. С.245-262; 2002 № 1. С.253-272; 2002, № 2. С.237-242; 2002 № 3. С.217-239.

2. См.: Иванова Е. В. О семинаре по проблемам консерватизма в Российском фонде культуры // Вопросы философии 2001. № 8.

3. Есть ли будущее у российских консерваторов? // Независимая газета. 2000. 12 января; http://scenario.ng.ru.

4. Там же.

5. Кармизова С. Т. Российский консерватизм как философско-политическая идея // Дис. …канд. фил. наук. Ростов-на-Дону. 1999.

6. Попов Э. А. Разработка теоретической доктрины русского монархизма в конце XIX-начале ХХ века // Дис. …канд. ист. наук. Ростов-на-Дону, 2000

7. Сергеев С. М. Идеология творческого традиционализма в русской общественной мысли 80-90-х гг. XIX в. // Дис. …канд. ист. наук. М., 2002

8. Чернавский М. Ю. Религиозно-философские основы консерватизма К.Н. Леонтьева // Дис. …канд. философ. наук. М., 2000.

9. Прасолов М. А. Социально-философские и антропологические воззрения Петра Евгеньевича Астафьева (1846-1893 гг.) // Дис. …канд. философ. наук. СПб., 2001.

10. Руткевич А. М. Что такое консерватизм? М.-СПб., 1999.

11. Там же. С. 15.

12. Абелинскас Э. Консерватизм как мировоззрение и политическая идеология. (Опыт обоснования). Екатеринбург, 1999; Он же Консерватизм как мировоззренческий стиль эпохи постмодерна // Дис. …канд. полит. наук. Екатеринбург, 1997.

13. См.: Консерватизм как течение общественной мысли и фактор общественного развития (материалы «круглого стола») // Полис. 1995. № 4; Федорова М. М. Либеральный консерватизм и консервативный либерализм (сравнительный анализ английской и французской политической философии времен Великой Французской революции) // От абсолюта свободы к романтике равенства (из истории политической философии) М.: 1994; Она же. Традиционализм как антимодернизм // Политические исследования. 1996. № 2.

14. Репников А.В. Консервативная концепция российской государственности. М., 1999.

15. Янов А. Л. Россия против России. Очерки истории русского национализма. 1825-1921. Новосибирск, 1999.

16. Янов А. Л. Славянофилы и Константин Леонтьев // Вопросы философии. 1969. № 8; Он же. Русская идея и 2000-й год. Главы из книги // Нева. 1990. № 9; Он же Трагедия великого мыслителя (По материалам дискуссии 1890-х годов) // Вопросы философии. 1992. № 1; Он же. Три утопии (М. Бакунин, Ф. Достоевский и К. Леонтьев) // Искусство кино. 1992. № 9.

17. Пыпин А. Н. Религиозные движения при Александре I. СПб., 2000.

18. Пыпин А. Н. Общественное движение в России при Александре I. СПб., 2001.

19. Иванов-Разумник. История русской общественной мысли: В 3 т. Т.1-3. М., 1997.

20. Елисеев А. В. Социально-экономические воззрения русских националистов начала ХХ века // Дис. …канд. ист. наук. М., 1997.

21. Твардовская В. А. Аграрный вопрос в консервативной мысли России в 80-е гг. XIX века // Экономическая история России XIX – XX вв.: современный взгляд. М.,2000.

22. Степанов В. Л. «Национальная» экономика в России: консервативная утопия или реальная цель? // Русский консерватизм: проблемы, подходы, мнения // Отечественная история 2001. № 3. С. 121-124.

23. Шлемин П. И. М. О. Меньшиков: мысли о России. М., 1997; Лурье Ф.М. Полицейские и провокаторы: Политический сыск в России. 1649-1917. М., 1998; Сухоруких А. В. Рабочий вопрос в России: монархическая альтернатива Л. А. Тихомирова // Страницы истории и историографии Отечества. Воронеж, 1999. Вып.2; Репников А. В. Социальная проблематика в работах русских консерваторов начала ХХ века // Призвание историка. Проблемы духовной и политической жизни России / Сборник статей. К 60-летию профессора, доктора исторических наук В. В. Шелохаева. М., 2001.

24. Сохряков Ю. И. Национальная идея в отечественной публицистике XIX - начала XX вв. М., 2000.

25. См.: Свободная мысль – XXI. 2000. № 6. С.126.

26. Круглый стол: Из истории и мифологии революции. Почему евреи? // Отечественная история. 2000. № 2.; Миндлин А. Б. Проекты Объединенного дворянства России по «еврейскому вопросу» // Вопросы истории. № 4. 2002.

27. Голубев С. А. Правые и либеральные политические партии России и польский вопрос (1905 – февраль 1917). Дис. …канд. ист. наук. М., 1993.

28. Русский консерватизм XIX столетия. Идеология и практика. М. 2000.

29. См. рецензию: Секиринский С. С. Консерватизм, каким нам Бог его дал. Российская власть плохо уживалась с любой доктриной, включая самую верноподданническую из них // НГ-ЕХ LIBRIS. 30 августа 2001. № 32.

30. Долбилов М. Д. Минаков А. Ю. // Вопросы истории. 2002. № 3. С.162.

31. Например, о статье К. П. Победоносцева «Семейные участки» на стр. 355 сказано, что она «никогда не переиздавалась, не значится в списках трудов Победоносцева и не использовалась в литературе». Вместе с тем статья была включена в вышедший в 1996 году сборник работ: Победоносцев К. П. Сочинения. СПб., 1996. С.141-153; На странице 410 говорится о том, что в 60-х годах XIX в. В. П. Мещерский побывал в Китае. Следует читать – в Киеве.

32. Консерватизм в России и мире: прошлое и настоящее: Сборник научных трудов. Вып.1. Воронеж, 2001.

33. См.: Вишленкова Е. // Ab imperio. 2001. № 4. С. 467-472; Ромов Р. // Свободная мысль – XXI. 2001. № 9, С.125; Хатунцев С. Консерватизм в России и мире // Москва. 2001. № 12. С.211-213; Родина. 2002. № 2. С. 31; Кокшенева К. А. Нелитературные итоги литературного года // Российский писатель. 2002. № 5 С.5; Ганичева М. Телохранители России // Роман-журнал XXI. 2002. № 2. С.111-112.

34. Мочкин А. Н. Парадоксы неоконсерватизма (Россия и Германия в конце XIX – начале XX века). М., 1999.

35. Мусихин Г. И. «Россия в немецком зеркале (сравнительный анализ германского и российского консерватизма)». М., 2002.

36. Мочкин А. Н. Метаморфозы консерватизма в философии А.Шопенгауэра и .Ницше // «От абсолюта свободы к романтике равенства (из истории политической философии) М., 1994; Мусихин Г. И. Консерватизм Германии и России: общее и особенное. Дис. …канд. ист. наук. Пермь, 1997; Он же. Противоречие авторитета и традиции в мировоззрении немецких и российских консерваторов // Полис. 1999. № 1.

37. См.: Дугин А. Г. Консервативная революция. Краткая история идеологии третьего пути // Элементы. Евразийское обозрение. 1992. № 1; Он же. Консервативная революция. М., 1994; Он же. Эрнст Юнгер: пришествие титана // Завтра. 1994. № 41; Он же. Цели и задачи нашей революции. М., 1995; Он же. Революционный консерватизм: вечная актуальность // Евразийское вторжение. 1999. № 16 и др.

38. Люкс Л. «Третий путь» или Назад в «Третий рейх» // Вопросы философии. 2000. № 5.

39. См.: Багдасарян В. Э. «Теория заговора» в отечественной историографии второй половины XIX – XX вв. М., 1999; Он же. Проблема мифологизации истории в отечественной литературе 1990-х гг. М., 2000.

40. Меллер ван ден Брук. Германия между Европой и Западом // Элементы. Евразийское обозрение. 1993. № 3.

41. Юнгер Э. Гелиополь. СПб., 2000; Он же. Рабочий. Господство и гештальт. Тотальная мобилизация. О боли. СПб., 2000; Он же. В стальных грозах. СПб., 2000; Он же. Излучения (февраль 1941 – апрель 1945). СПб., 2002;

42. Генон Р. Кризис современного мира. М., 1991; Он же. Индивидуализм // Наш современник. 1992. № 10; Он же. Царь мира // Вопросы философии. 1993. № 3; Он же. Царство количества и знамения времени. М., 1994; Он же. Очерки о традиции и метафизике. СПб., 2000; Он же Символы священной науки. М., 2002.

43. Шмитт К. Новый «номос» Земли параллелей // Элементы. Евразийское обозрение. 1993. № 3; Он же. Римский католицизм и политическая форма // Новое литературное обозрение. 1999. № 39; Он же. Политическая теология. Сборник. М., 2000;

44. Эвола Ю. Языческий империализм. б/м., 1992; Он же. Метафизика пола. М., 1996; Раса как революционная идея // Восход. Религия. Традиции. Общество. Человек. 1998. № 2.

45. Пивоваров Ю. С. Карл Шмитт. Политико-антропологический очерк // Россия и современный мир. 2001, № 4; Лобковиц Н. Карл Шмитт – католический фашист? // Вопросы философии. 2001. № 5.

46. Филиппов А. Облик работника и революция справа: к истории радикального консерватизма // Россия XXI. 1996. № 1-4; Пленков О. Ю. Э. Юнгер и его вклад в современное консервативное мышление // Консерватизм в России и мире: прошлое и настоящее; Кондратьев Е. Б. Ernst Ungre, воин тотальной материи // Армагеддон: Актуальные проблемы истории, философии, культурологи. М., 2001. Кн. 10 (апрель – сентябрь).

47. Аленов С. Г. Русские истоки немецкой «консервативной революции»: Артур Меллер ван ден Брук // Полис. 2001. № 3.

48. Полевой Н.А. Формализация концепции всемирно-исторического процесса Н.Я. Данилевского средствами параметрической общей теории систем // Круг идей: Историческая информатика в информационном обществе. Труды VII конференции Ассоциации «История и компьютер». М., 2001.

49. Володихин Д. М. «Высокомерный странник». Философия и жизнь Константина Леонтьева. М., 2000.

50. См.: Свободная мысль– XXI. 2000. № 11. С. 125; Родина 2001. № 7. С.25; Москва. 2002. № 3. С. 205-208.

51. Карцов А. С. Правовая идеология русского консерватизма. М., 1999.

52. Тимошина Е. В. Политико-правовые взгляды К. П. Победоносцева // Диссертация … канд. юридич. наук. СПб., 1998.

53. Тимошина Е. В. Политико-правовая идеология русского пореформенного консерватизма: К. П. Победоносцев. СПб., 2000.

54. Балуев Б. П. Споры о судьбах России: Н. Я. Данилевский и его книга «Россия и Европа». Тверь, 2001. Первое издание вышло в Москве в 1999 году.

55. Боханов А. Рецензия на книгу: Балуев Б. П. Спор о судьбах России: Н. Я. Данилевский и его книга «Россия и Европа». М., 1999 // Отечественная история. 2000. № 1. С.175.

56. См.: Султанов К. В. Философско-социологическая система Н. Я. Данилевского. Л., 1989. Деп. ИНИОН РАН: 38760; Он же. Социальная философия Н. Я. Данилевского и проблема «Культурно-исторических типов» в современной общественной мысли // Диссертация на соискание ученой степени доктора философских наук. СПб., 1995; Он же. П. Сорокин о Н. Данилевском как зачинателе традиций локальной интерпретации народных культур и цивилизаций. СПб., 1995. Деп. ИНИОН РАН: 50758 и др.

57. Султанов К. В. Социальная философия Н. Я. Данилевского: конфликт интерпретаций. СПб., 2001.

58. Николай Данилевский. 175 лет. Материалы IV областных историко-философских чтений. Липецк. 16-17 декабря 1997 г. Липецк, 1998.

59. Данильченко В. Я. Высшая идея. О Н. Я. Данилевском и его книге «Россия и Европа» // Десятина. 1998. № 5; Она же. «…Настольная книга всех русских» // Дворянское собрание. 1998. № 9; Она же. Из биографической и семейной хроники Н. Я. Данилевского // Русско-славянская цивилизация: исторические истоки, современные геополитические проблемы, перспективы славянской взаимности. Сборник статей. М., 1998; Она же «Востребован временем» // Наше наследие. Выпуск 1. Ливны, 1999;

60. Виттекер Ц. Х. Граф С. С. Уваров и его время. СПб., 1999

61. Брода М. Проблемы с Леонтьевым. М., 2001.

62. Андронов Ю. В., Мячин, А. Г. Ширинянц А. А. Русская социально-политическая мысль XIX - начала ХХ века: К. Н. Леонтьев. М., 2000.

63. Ермашов Д. В., Пролубников, А. В. Ширинянц А. А. Русская социально-политическая мысль XIX - начала XX века: Л. А. Тихомиров. М., 1999

64. Опалинская М. А., Синегубов С. Н., Шевцов А. В. История государства Российского: Жизнеописания. XIX век. Вторая половина. М., 1998.

65. Итенберг Б. С. Российская интеллигенция и Запад: Век XIX. Очерки. М., 1999.

66. См.: Минаков А. Ю. Предисловие к публикации: Отчет М. Л. Магницкого “О трехнедельном управлении Воронежской губернией” // Из истории Воронежского края. Вып. 8. 2000; Он же. Охранитель народной нравственности: православный консерватор М. Л. Магницкий. // Исторический вестник. Москва - Воронеж. 2000. №№. 7-8; Он же. Консервативный проект М. Л. Магницкого: страница истории идейных поисков русской православной оппозиции в 20-е гг. XIX в. // Вестник Воронежского государственного университета. Сер.1. Гуманитарные науки. 2000. № 1; Он же. Вице-губернатор Магницкий Михаил Леонтьевич 1816-1817. // Воронежские губернаторы и вице-губернаторы 1710-1917. Историко-биографические очерки. Воронеж. 2000; Он же. М. Л. Магницкий и его роль в борьбе “православной оппозиции” с Библейским обществом // Церковь и ее деятели в истории России. Межвузовский сборник научных трудов. Вып.2. Воронеж. 2001; Он же. М. Л. Магницкий: к вопросу о биографии и мировоззрении предтечи русских православных консерваторов XIX века // Консерватизм в России и мире: прошлое и настоящее; Он же. «Разрушитель» казанского университета // Москва. 2001. № 12.

67. Леонов М. М. В. П. Мещерский: русский консерватизм и правительственная политика в конце XIX – начале XX вв. // Дис. …канд. ист.наук. Самара, 1999

68. Карцов А. С. Общественно-политическая деятельность князя В.П. Мещерского (1860-1890-е годы) // Дис. канд. ист. наук. СПб., 2000.

69. Черникова Н. В. Князь Владимир Петрович Мещерский в общественной жизни России. Последняя треть XIX – начало XX века // Дис. канд. ист. наук. М., 2001

70. Черникова Н. В. Князь Владимир Петрович Мещерский (к портрету русского консерватора) // Отечественная история. 2001. № 4; Дронов И. Е. Князь Владимир Петрович Мещерский // Вопросы истории. 2001. № 10.

71. Мещерский В. П. Воспоминания. М., 2001.

72. Зорин А. Кормя двуглавого орла… Русская литература и государственная идеология в последней трети XVIII – первой трети XIX века. М., 2001.

73. См.: Лукоянов И. В. Конец царствования Александра III: была ли альтернатива «контрреформам» // Проблемы социально-экономической и политической истории России Х1Х-ХХ вв. СПб., 1998.

74. Боханов А. Н. Император Александр III. М., 1998. См.: Полунов А. Ю. Романовы: между историей и идеологией // Исторические исследования в России: тенденции последних лет. М., 1996.

75. Александр Третий: Воспоминания. Дневники. Письма СПб., 2001.

76. Гриценко Н. Ф. Консервативная стабилизация в России в 1881-1894 годах: Политические и духовные аспекты внутренней политики. М., 2000.

77. На странице 9 книги Н. Ф. Гриценко абзац со слов «Актуальность темы…» до слов «государственные традиции», практически идентичен первому абзацу на странице 4, вышеуказанной книги А. В. Репникова.

78. Репников А. В. Консервативная модель переустройства России // Вестник Фонда развития политического центризма, июнь 2000, № 2 (23). Россия в условиях трансформаций. Историко-политологический семинар. Материалы. Вып. 2. М., 2000.

79. Там же. С.29; 30.

80. Там же. С.41.

81. Там же. С.46.

82. Русский консерватизм: проблемы, подходы, мнения // Отечественная история 2001. № 3. С.103-133.

83. Россия: третье тысячелетие. Вестник актуальных прогнозов. 2001. № 2

84. См.: Владимир Рыжков: «Консервативные ценности – это сама жизнь». Портрет российского консерватора // Россия: третье тысячелетие. Вестник актуальных прогнозов; «Нам нужен новый русский консерватизм», - считает лидер фракции НДР Владимир Рыжков // «Вечерний Новосибирск» 4 августа 1999.

85. См.: Смолин М.Б. Очерки Имперского пути. Неизвестные русские консерваторы второй половины XIX – первой половины ХХ в. М., 2000; Багдасарян В.Э. Проблема десакрализации власти в истории России // Вестник Фонда развития политического центризма, Россия в условиях трансформаций. Историко-политологический семинар. Материалы. Вып. №№ 15-16. М., 2001.

86. Сапронов П.А. Власть как метафизическая реальность. СПб., 2001.

87. Об особенностях консервативной идеологии в России. Интервью с Панариным А.С. // http://www.edin.ru.

88. См.: Российская цивилизация: Этнокультурные и духовные аспекты: Энциклопедический словарь. М., 2001.

89. См.: Гарбузов В. И. Консерватизм: понятие и идеология (историографический обзор) // Полис. 1995. № 4; Пастухов В. Б. Конец русской идеологии (Новый курс или новый Путь?) // Полис. 2001. № 1.

90. Гусев В. А. Русский консерватизм: основные направления и этапы развития. Тверь, 2001.

91. См.: Гусев В. А. К. П. Победоносцев – русский консерватор-государственник // Социально-политический журнал. 1993. № 11-12; Он же. Консервативные идеологии // Социс (социологические исследования) 1994. № 11; Он же. Консервативная русская политическая мысль. Тверь, 1997; Он же. Консерватизм - основа русской политической культуры Русская философия: многообразие в единстве. Материалы VII Российского симпозиума историков русской философии (Москва, 14-17 ноября 2001 г.). М., 2001.

92. Гусев В. А. Русский консерватизм… С.80.

93. Наблюдаются попытки систематизировать трактовки консерватизма с позиций ситуативного и содержательно подходов - см.: Чернавский М. Ю. О некоторых методологических основаниях определения сущности консерватизма (На материале отечественной и зарубежной историографии) // Из истории общественной мысли: культура, идеология, политика. М., Деп. ИНИОН, 1999.

94. Руткевич А. М. Что такое консерватизм? С.98.

95. Кирьянов Ю. И. Правые партии в России. 1911-1917 гг. М., 2001. См. рецензии на книгу: Ромов Р. Б. // Свободная мысль – XXI. 2001. № 9; Сысоева Е. К. // Отечественная история. 2002. № 2.

96. Лукоянов И. В. Русское собрание // Россия в XIX – ХХ вв. Сборник статей к 70-летию со дня рождения Р.Ш. Ганелина. СПб., 1998; Рылов В. Ю. Деятельность правоконсервативной организации Русское Собрание (1901-1917 гг.) // Консерватизм в России и мире: прошлое и настоящее. Сборник научных трудов. Воронеж. 2001. Вып. 1.

97. Кирьянов Ю. И. Образование и деятельность Отечественного патриотического союза (1915-1917) // Консерватизм в России и мире: прошлое и настоящее. Сборник научных трудов.

98. Коцюбинский Д. А. Русский национализм в начале ХХ столетия: Рождение и гибель идеологии Всероссийского национального союза. М., 2001; Санькова С. М. Всероссийский национальный союз: образование и деятельность // Дис. …канд. ист. наук. Орел, 2001.

99. Салпанов Н. М. Политический консерватизм в российской провинции. По материалам губерний Центрального Черноземья (1905-1914 гг.) Дис. …канд. ист. наук. Курск, 1997.Слесарев Ю. В. Деятельность правых организаций Центрально-Черноземного региона в 1905-1917 гг. Дис. …канд. ист. наук. Пенза, 1998.; Стрелков А. Т. Деятельность черносотенных организаций в губерниях Центрального Черноземья (1905-1917 гг.) Дис. …канд. ист. наук. М., 1997; Он же. Черная сотня в Центральном Черноземье. Курск, 2000.

100. Абушик В.В. Деятельность монархических организаций Центральной России в период буржуазно-демократических революций (1905-1917 гг.). М., 1995; Фомин И.Е. Тактика монархических организаций Центральной России. Дис. …канд. ист. наук. М., 1994.

101. Станкова М.В. Черносотенно-монархическое движение в Западной Сибири в 1905-1917 гг. Дис. …канд. ист. наук. Омск, 1999; Бузнаков Е.Л. Черносотенные организации в Сибири. 1905-1907 гг. Дис. …канд. ист. наук. Томск, 2000; Толочко А.П. Политические партии и борьба за массы в Сибири в годы нового революционного подъема (1910-1914). Томск, 1989. Он же. Хроника черносотенно-монархического движения в Сибири. 1905 – февраль 1917 гг. // Материалы к Хронике общественного движения в Сибири в 1895-1917 гг. Томск, 1994; Он же. Черносотенцы в Сибири (1905 г. – февраль 1917 г.). Омск, 1999.

102. Михайлова Е. М. Черносотенные организации Среднего Поволжья между буржуазно-демократическими революциями (1905-1917 гг.). Дис. …канд. ист. наук. Казань, 1994; Она же. Черносотенные организации Среднего Поволжья в 1905-1917 гг. Чебоксары. 2000.

103. Алексеев И. Е. Черносотенные и умеренно-монархические организации казанской губернии (1905-февраль 1917 гг.). Дис. …канд. ист. наук. Казань, 1997. Он же. Черная сотня в Казанской губернии. Казань, 2001.

104. Рылов В. Ю. Правомонархическое движение в Воронежской губернии (1903-1917 гг.) // Дис. …канд. ист. наук. Воронеж, 2000.

105. Размолодин М. Л. Черносотенное движение в Ярославле и губерниях Верхнего Поволжья в 1905-1915 гг. Ярославль, 2001.

106. Лавриков С. В. Правомонархическое движение в Тверской губернии в 1905 – 1915 гг. Дис. …канд. ист. наук. Тверь, 1996.

107. Нарский И. В. «Революционеры справа»: Черносотенцы на Урале в 1905-1916 гг. (Материалы к исследованию «русскости»). Екатеринбург, 1994; Сидоренко Н.С. Монархическое движение на Урале (1905-февраль 1917). Дис. …канд. ист. наук. Оренбург. 1997.

108. Изюмский А. Б.. Правые партии и Донское охранное отделение // Ученые записки донского юридического института Ростов-на-Дону. 1997. т.15.

109. И. В. Омельянчук Черносотенное движение на территории Украины: 1904-1914 гг. Киев 2000.

110. Савицкая О. Н. Православное духовенство в правомонархическом движении. 1905-1914 гг. По материалам Саратовской губернии \\ Дис. …канд. ист. наук. Волгоград. 2001; Фирсов С. Л. Православная Российская Церковь в годы первой русской революции // Русское прошлое. Историко-документальный альманах. СПб., 1994. Кн. 5; Он же. Русская Церковь накануне перемен (конец 1890-х – 1918 гг.). б/м., 2002.

111. Дорошенко А.А. Состав правых фракций в IV Государственной Думе // Платоновские чтения. Материалы всероссийской конференции молодых историков г. Самара 3-4 декабря 1999 г. Самара, 2000; Ромов Р.Б. Правые в I Государственной Думе // Эхо. Сборник статей по новой и новейшей истории Отечества. М., 2000. Вып. 3; Лымова Н. И. Правомонархические партии на выборах в IV Государственную Думу // Актуальные вопросы истории России на пороге XXI в. Материалы XXI Всероссийской заочной научной конференции. СПб. 2001.

112. Местные организации правых партий в России накануне февраля 1917 г. // Отечественные архивы. 1995. № 6; Чхартишвили П. Ш. Черносотенцы в 1917 году // Вопросы истории. 1997. № 8; Кирьянов Ю. И. Правые партии в России накануне и в февральско-мартовские дни 1917 года: причины кризиса и краха // 1917 год в судьбах России и мира. Февральская революция: от новых источников к новому осмыслению. М., 1997.

113. http://conservatism.samara.ru.

114. http://www. philosophia. ru.

115. Деникин А. И. Консерватизм и либерализм в социально-философской мысли России XIX века: становление методологии. М., 2000.

116. Малинова О. Ю. Либеральный национализм (середина XIX – начало XX века). М., 2000.

117. См.: Медушевский А. И. Демократия и авторитаризм: Рос, конституционализм в сравнит, перспективе. - М., 1997; Казин А. Л. Консерватизм и либерализм: два миропонимания // Православие в русской культуре. - СПб., 1998; Филиппова Т. Доверие к традициям: Консерваторы призваны вернуть людям самоуважение и веру в моральные ценности // НГ-сценарии. - М., 2000. - № 1.

118. Нарежный А. И., Щербина А. В. Всероссийская научно-практическая конференция «Либеральный консерватизм в России: История и современность» // Отечественная история. - М., 2001. № 2.

119. Поляков Л. Либеральный консерватор. Именно таким представляется Владимир Путин, судя по его заявлениям // Независимая газета 2000. 2 февраля.

120. Там же.

121. Журавлев В. В. Журавлева Л. К. Общественно-политические движения в России: конфликт истории и современности // Либеральный консерватизм: история и современность. Материалы Всероссийской научно-практической конференции. М., 2001. С.106.

122. См.: Есть ли будущее у российских консерваторов? // Там же.

123. В. Корнейчук. Честь консерватора // Алфавит. Газета для любопытных. 2001. № 13.

Современная историография российского консерватизма // Консерватизм и традиционализм на Юге России / Южнороссийское обозрение Центра системных региональных исследований и прогнозирования ИППК при РГУ и ИСПИ РАН. Вып. 9. Ростов-на-Дону, 2002. С. 5-28.

 

 
 < Классики
Обсудить на форуме > 
 
Кольцо Rossia.org


Rambler's Top100 TopList