[Nationalism.org] [Страница Пионера]

БАГДАДСКИЙ ВОР

 

«Ходит дурачок по лесу,

ищет дурачок глупее себя…»

/Е.Летов «Про дурачка»/

Самая актуальная тема международной политики последних месяцев (пишу эти строки в начале октября 2002) порождена неослабным желанием США воевать пресловутого Саддама Хусейна, небезызвестного иракского правителя. Дядюшка Сэм назойливо добивается от международного сообщества признания легитимным права США на военную операцию против Ирака. Отметим, что подготовка войны с «преступным диктаторским режимом Саддама Хусейна» со стороны США пока носит скорее демонстративный характер, на практике преобладает политико-дипломатическая активность, нежели действительно военная. Переброску в район Персидского залива сотен тысяч солдат и изрядного количества потребной военной техники трудно совершенно скрыть (да и очень быстро произвести невозможно). Решимся предположить, что в ближайшие несколько месяцев армия США не будет готова осуществить оккупацию Ирака (без чего ненавистного Саддама не сместить). Так что вероятнее всего, США намеренно не торопятся приступить к войне до победного конца. На это обстоятельство следует обратить внимание.

Однако и отказаться от настоящей большой войны, имеющей целью оккупацию территории Ирака, для США теперь будет весьма затруднительно (если только Саддама Хусейн не капитулирует на манер Милошевича, что вряд ли). В нынешних обстоятельствах попытка уклонится от решительных военных действий в ближайшем будущем, пожалуй что, вызовет нехорошее изумление в мире и серьезно подорвет авторитет США (и лично президента Буша) в международных делах. Нет, после стольких публичных угроз и последних предупреждений Ираку, плюс деклараций на весь мир высших руководителей США о чудовищно преступной сущности режима Хусейна, и настойчивых домогательств от ООН и ото всех, всех, всех моральной и юридической санкции на войну, рано или поздно Дядюшке Сэму придется действительно выступить в победоносный поход на Багдад. Дело зашло слишком далеко, чтобы оказаться лишь демонстрацией силы.

В истории с Ираком более всего поражает туманность для общественного сознания мотивов,  движущих Америкой. Официальные аргументы выглядят неискренними и надуманными, не выдерживают хоть сколько-нибудь глубокого анализа. Да и по существу никаких аргументов не приводится, их заменяет конъюнктурная публичная риторика (об идеалах Демократии, о «террористах» и угрожающих миру «диктаторах»). Однако суть дела не в том, что американы грубо лицемерны и оправдывают необходимость войны против Ирака цинично в хамском стиле. Действительная проблема в другом, - никто не может предложить правдоподобную версию преследуемых США на Ближнем Востоке стратегических целей вообще и непротиворечиво объяснить, какие конкретные политические задачи решаются  в случае с Ираком в частности.

Американские СМИ по иракскому вопросу давно работают в режиме военной пропаганды и лишь запутывают вопрос. Нынешнему иракскому режиму предъявляют до смешного нелепые претензии (в весомость которых для Штатов трудно поверить). Дескать, несносный Хусейн кошмарный диктатор, которого еще свет не видывал. Обычный восточный правитель, не хуже прочих (а то можно подумать, что средь Восточных союзников США состоят сплошь цветущие демократии, благоухающие правами человека). Если же объективности ради учесть, что Ирак почти два десятилетия находится в состоянии войны с внешними противниками, то режим Саддама вовсе не выглядит таким уж нетерпимым монстром.

Вот еще одно обвинение (нынче главное). Ирак желает иметь оружие массового поражения. А кто не желает?!.. Что ж теперь всех долбать? Вон Пакистан  - между прочим, во главе с генералом, не столь давно свергнувшим местную демократию, – вооружился атомной бомбой. И что же? Ничего. А ведь Пакистан явно поопасней будет. К тому же глядя на пример избиения Ирака, не понятно в чем провинившегося, многие захотят обзавестись оружием массового поражения как гарантией от грубого изнасилования по первой прихоти США.

Да и не угрожает гипотетическое иракское оружие массового поражения непосредственно Западу. Ни технически, ни политически. К тому же за отмену блокады Ирак мог бы пойти на существенные уступки в программе вооружений. Однако США не хотят закрыть вопрос. Странно.

На этом сравнительно вменяемые обвинения Ирака исчерпываются. Начинаются бредовые и анекдотические. Будто бы Хусейн поддерживает всемирный терроризм. Однако никому не известно, к каким конкретно международным терактам причастен Ирак (того же нельзя сказать, например, о ближайшем союзнике США на Ближнем Востоке Саудовской Аравии). Действительно, Ирак напоказ материально помогает палестинцам. Но опять же не больше других арабских режимов. Дошло до анекдота. Саддама обвинили в покровительстве инфернальной исламистской Аль Каиде. То есть заподозрили в дружеских связях с природным врагом (идеологическим и политическим) нынешнего иракского режима (о чем подробнее речь далее). И вскоре выяснилось, что слухи не беспочвенны: лагеря Аль Каиды в Ираке существуют, но на территории курдов, которым покровительствуют США… (в зоне запретной для полетов иракских самолетов, патрулируемой военной англо-американской авиацией).

Прочими нелепыми побасенками и ужасниками про Саддама Хусейна, коими страшилками полнятся западные СМИ, заниматься нет никакого желания. Оставим этот вздор для развлечения агитпропу.

Не хочу быть превратно понятым таким образом, что произношу пламенные речи в пользу героического Ирака, невинной жертвы агрессии империализма США, и т.п. благоглупости. Повторюсь, проблема в том, что для общественности (включая отечественную политическую элиту) подлинные мотивы поступков США в иракском вопросе, если отбросить всякого рода наивные и примитивные толкования, остаются загадочными, рационально необъяснимыми.

Наша «патриотическая» публицистика склоняется к версии, что США собираются прибрать к рукам нефть непокорного свободолюбивого Ирака. Спрашивается, а почему именно Ирака? И отчего 11 лет спустя, а не сразу в 1991 году во время первой американо-иракской войны?.. Не говоря уж о том, что до вторжения в Кувейт Саддам был в прекрасных отношениях с Западом вообще и США в частности. По какой же важной причине Хусейн вдруг впал в жестокую немилость? Нет ответа.

Вкратце рассмотрим нефтяной фактор, безусловно важный. Обычно исходят из предпосылки, что США выгодна как можно более низкая цена на нефть. Сомнительный тезис. Слишком низкие мировые цены на нефть, с одной стороны, разоряют собственно американскую нефтедобывающую промышленность, а другой, могут оказаться более выгодными экономическим конкурентам США – Европе, Японии, Китаю, Азиатским тиграм. Вопрос отнюдь не очевидный. Нет оснований не верить представителям США, когда они называют оптимальной мировою цену на нефть около $20 за баррель. То есть, конечно, можно и не верить лицемерным янки, но за последнее десятилетие не найти объективных подтверждений стремлению США залить мир дешевой нефтью. И, в конце концов, США могли бы сделать это достаточно просто и без войны с Ираком – согласиться отменить экономические санкции в части поставок иракской нефти.

Наша «либеральная» общественность традиционно с потрохами вверяет себя и отчизну доброй воле Запада, во всем неуклонно уповает на Дядюшку Сэма. Типичный отечественный либеральный интеллигент завывания идеологических глушилок западного агитпропа воспринимает как Глас Совести. (Не говоря уж о том деликатном обстоятельстве, что среди либеральных политиков, публицистов и т.п. деятелей кишмя кишат людишки элементарно купленные компетентными организациями Международного сообщества.) Раз западные СМИ говорят, что Хусейн есть нехороший парень, нестерпимый враг Демократии и Прогрессивного человечества, и замышляет УЖАСНЫЕ злодеяния в мировом масштабе, то так оно и есть на самом деле, и думать тут больше не о чем и незачем. Разве что не забыть лишний раз пристыдить Россию/СССР неприличной дружбой с омерзительным извергом. Совсем недавно на наших глазах (в 90-е годы) либеральной интеллигенцией с помощью Запада был изваян миф об Ираке как младшем партнере СССР. Фабула следующая: Империя Зла (СССР, разумеется) взрастила себе подручного – хусейновский Ирак. Советские стратеги злонамеренно снабдили Саддама огромным количеством очень опасного оружия, поощряли агрессивность иракского тирана. И вот теперь Демократические Цивилизованные государства вынуждены самоотверженно усмирять не в меру разбушевавшееся чудовище…

История хороша за одним исключением, - что лжива, радикально противоречит известным фактам. В действительности отношения между Ираком и СССР никогда не были особенно сердечными, скорее их можно признать коммерческими. Ирак держался вполне независимо, себе на уме. И хотя в названии правящей партии содержится сакраментальное слово «социалистическая» (Партия арабского социалистического возрождения, БААС), иракский режим в мае 1979 г. провел массовые репрессии против местной коммунистической партии. Москве это не понравилось, но рвать отношения с Ираком не стали. Да, Ирак много покупал советского оружия, главным образом, потому что оно устраивает арабов по критерию цена/качество. До иракского вторжения в Кувейт и Запад в поставках оружия Ирак не ограничивал. А вот помогать Ираку в расширении ядерной программы СССР отказался. Тогда Саддам Хусейн договорился с Францией…

История иракской ядерной программы поучительна, позволю процитировать себя (из статьи «ПРО Путина»):

В 1968г. в Ираке заработал небольшой советский исследовательский ядерный реактор. Он не мог быть использован для создания ядерного оружия, СССР не шел навстречу Ираку в этом деликатном деле. Тогда в 1975г. Ирак заключил с Францией контракт (общей суммой $3млрд.) на поставку мощного реактора “Озирак”, исследовательской лабораторией “Изис” и значительных запасов обогащенного урана (ядерного топлива к реактору). В 1976г. Ирак подписал контракт с Италией на поставку оборудования, позволяющего из отработанных топливных элементов реактора извлекать плутоний. Перспектива создания Ираком плутониевой бомбы сильно обеспокоила Израиль, и он начал диверсионно-террористическую войну против франко-иракской ядерной программы. В апреле 1979г. во Франции был взорван завод, на котором делали реактор для Ирака, затем и сам изготовленный реактор взорвали в порту Ля Сиен-сюр-Мер близ Тулона, где он дожидался погрузки на иракское судно. Формально ответственность за теракт взяла на себя мифическая “Французская экологическая группа”. В июне 1980г. в парижском отеле был убит прибывший вести переговоры о поставках ядерного топлива Ираку доктор Яхья эль-Мешад. Несмотря на еврейский террор, Франция изготовила еще один реактор “Озирак”, и он был доставлен в ядерный центр под Багдадом. На полную мощность реактор планировалось запустить в июне 1981г. По мнению Израиля к 1983-85гг. Ирак из плутония, полученного с французского реактора, смог бы произвести 3-5 атомных (плутониевых) бомб.… 7 июня 1981г. 14 израильских самолетов F-16 прошли над Иорданией, с юга через Саудовскую Аравию вышли к иракскому ядерному центру и разбомбили его. Французский реактор был полностью уничтожен, советский не пострадал. Ирак тогда вел тяжелую войну с Ираном и не смог отомстить Израилю. Позже в 1991г. Ирак наносил ракетные удары по Израилю, но ракетами неядерными.

Вскоре после иранской «исламской революции» Ирак в 1980 г. напал на Иран и восемь лет упорно вел боевые действия, рассчитывая захватить прилегающие нефтеносные районы. Как ни удивительно, но эту агрессию Хусейну в вину не вменяют (и не вспоминают). В то время Запад был напуган (или делал вид, что напуган) событиями в Иране, и охотно помогал Саддаму, видя в нем барьер против экспансии исламской революции по иранскому образцу. США снабжали Ирак оружием, разведывательными данными (заметим, Израиль напротив закулисно помогал в войне против арабов Ирану).  Однажды в Персидском заливе ракета, пущенная с иракского самолета, по ошибке поразила военный корабль США (были немалые потери среди экипажа), и Дядюшка Сэм с несвойственным ему великодушием простил Саддама Хусейна. Прямо скажем, тогда в 80-е годы Саддам ходил в любимчиках Запада. Однако любовь испарилась в одно мгновение.

Понеся большие жертвы в войне против Ирана, и ничего в итоге не добившись, Хусейн решил получить компенсацию за счет Кувейта. Он рассчитывал на благожелательную реакцию своих западных друзей, что они не будут серьезно возражать против аннексии Ираком маленькой полу рабовладельческой страны. Запросил мнение США и понял ответ дипломатов в благожелательном для себя свете. (Позднее в конгрессе США по этому эпизоду состоялись слушания, где пришли к выводу, что слова посла США в Ираке были отчасти двусмысленны, и возможно Хусейна непреднамеренно ввели в заблуждение на счет истинной позиции США по кувейтскому вопросу.)  В деле с Кувейтом Хусейн проявил непростительное тупое упрямство. По уму тогда следовало, не доводя до войны, вывести иракские войска из Кувейта. Как ни посмотри, Саддам фатально просчитался, США объявили Ираку войну и вернули Кувейту независимость, Ирак попал в блокаду. И что характерно, специфика кувейтской демократии и прав человека Запад не заинтересовали. Надо напомнить, что 3/4 населения Кувейта это «иностранные рабочие» (по большей части те же арабы), не имеющие никаких гражданских прав, остро ненавидящие привилегированных кувейтских граждан. Не удивительно, что значительная часть «неграждан» с восторгом встретила иракскую армию. Вернувшись на родину в американском обозе кувейтский режим (абсолютная монархия, кстати сказать) учинил в стране жесточайшие репрессии и террор против некоренных арабов. Этот казус нисколько не взволновал взыскующий демократии и прав человека либеральный Запад.

Бесспорно, тут можно было бы заняться морализаторством и с полным на то основанием уличить США в лицемерии, лжи, кровожадности, аморальности, двойных стандартах и прочее. Однако подобное риторическое упражнение нисколько не поможет нам понять, в чем же состоит цель политики США в арабском мире, как они видят свои национальные интересы, каковы их настоящие мотивы. Пока в сухом остатке имеем: США без всякой видимой необходимости обострили иракский кризис, цинично ищут предлог, чтобы учинить крупномасштабное кровопролитие. Остается умозаключить, что Дядюшка Сэм – безнравственный идиот. Что безнравственный – судить не беремся, а что идиот – это сомнительно. Ведь Штаты скорее славны прагматизмом, чем безрассудным упрямством.

* * *

Мы не сможем понять подоплеки Иракского кризиса, если не посмотрим на него в контексте противоборства основных политико-идеологических сил мусульманского мира, и вмешательства в эту борьбу Запада. Собственно говоря, мы уже излагали свою точку зрения на традиционную восточную политику Запада (см. «Спасти ИЗРАИЛЬ!»). Тем не менее, хорошую мысль полезно повторить, не правда ли?

В мусульманском мире с XX века господствуют две основные противоборствующие тенденции: исламистская и «националистическая». Националисты, название условное, ставят своей целью осуществить модернизацию мусульманского общества по западным образцам. Программа исламистов особых комментариев не требует. Единственно замечу, что воспринимать исламизм исключительно как разновидность религиозного фанатизма было бы ошибкой. Исламизм суть прежде всего идеологическое течение, стремящееся использовать ислам в политических целях. То есть, хотя религия и лежит в основе исламизма, но по существу дела ее значение не первостепенно.

Исламисты и националисты - идеологически непримиримо враждебных течения - жестко соперничают за первенство внутри мусульманского мира: кто из них более успешно сумеет добиться для мусульманских стран достойного места в мировой иерархии. (Последние века, приходится признать, положение мусульман как цивилизации среди народов Земли безнадежно унизительным и просвета не видно.) Конечно, противостояние националисты-исламисты это лишь принципиальная схема политического процесса. Реальные взаимоотношения куда более запутаны. На практике встречаются случаи маскировки националистов под исламистов (небезызвестный Каддафи, например). Исламисты также нередко пытаются использовать националистов в своих прикладных целях. Восток дело тонкое.

Для мусульманских стран обычна следующая расстановка сил. Исламисты пользуются поддержкой широких мусульманских народных масс. Националисты это прозападная элита, опирающаяся на структуры светского государства (если таковое «антинародное» государство удается создать), - в первую очередь на армию. Проводить европейскую модернизацию мусульманской страны возможно лишь деспотически, применяя грубое государственное насилие, жестко подавляя народные чаяния полицейской и военной силой. Таково общее правило. По жизни взаимоотношения исламистов и националистов лежат в диапазоне от холодной войны, когда стороны едва терпят друг друга, до беспощадного взаимного истребления (как то уже десятилетие происходит в Алжире).

В XX веке Запад внедрил эффективную схему цивилизационного контроля мусульманского мира. Она базируется на преимущественно закулисной поддержке Западом своих злейших антагонистов – исламистов. В основе сего политического парадокса  лежит органическая беспомощность исламизма в сфере культуры, его принципиальная неспособность составить сколь-нибудь серьезную цивилизационную конкуренцию Западу. Исламские второй половины XX века революции  - это убогое исламистское подражание коммунистическим революциям – абсолютно бесперспективны. Конец любой «исламской революции» заведомо известен – самодискредитация исламистов, последующая попытка реформирования страны по европейским образцам.

Одновременно Запад поощряет и мусульманских националистов. Зачем нужны националисты? Для приведения мусульманских стран к состоянию (уровню) пригодному для установления отношений с Западом, например, экономических - участие в товарообмене, т.е. как огромный выгодный рынок. Контролируемая модернизация полезна, поскольку уж в совсем первозданном состоянии мусульманский мир ни на что не годен, разве что только как потребитель западной гуманитарной помощи. Как правило, Запад стремится поддерживать в мусульманском мире общее динамическое равновесие между исламистами и националистами, в целом с некоторым приоритетом исламистов. Такое положение вещей Западу наиболее удобно. Однако встречаются локальные исключения, обусловленные конкретными интересами.

Националистическая Турция. Местная политическая элита, организованная в масонские ложи, опираясь на армию, регулярно предотвращает исламизацию Турции. Попросту говоря, попытки исламистов придти к власти демократическим путем пересекаются турецкими вооруженными силами. Однако в данном случае попрание принципов демократии Запад не смущает, поскольку победа турецких исламистов была бы чересчур контрпродуктивна, создала бы Западу слишком много проблем. Достаточно напомнить, что Турция южный форпост НАТО против СССР (и России). Исламисты в этой роли ненадежны и малоэффективны. Тем не менее, активисты турецкого исламизма находят убежище на Западе, и окончательной победы светских европейских начал в Турции в обозримом будущем не предвидится. Кстати говоря, в начале ноября с.г. в Турции на парламентских выборах в очередной раз победили исламисты. Обычно торжество мусульманской демократии заканчивается военным переворотом.

«Кабинет Аллаха» М.Юсин, «Известия» 05.11.2002

Вот еще пример националистического режима. В свое время платой за отказ от советской ориентации и помощь США в израильской проблеме была поддержка Западом националистического режима в Египте. Но опять же, исламских террористов, покушавшихся на египетского президента, из «гуманных» соображений укрыли в Англии (и не только их, Лондон вообще столица мирового исламизма).

С другой стороны, Запад поддерживает оазисы 100% исламизма. Нефтяные ресурсы арабского мира сознательно переданы под контроль ортодоксально исламским режимам. Почему?

Во-первых, при всей их хтонической ненависти к Западу, исламистские режимы Аравийского полуострова глубоко от него, Запада, зависимы. Можно утверждать, без поддержки Запада нефтяные монархии Персидского залива практически беспомощны (что в 1990 г. наглядно показала молниеносная оккупация Кувейта иракской армией). Запад имеет все резоны доверить распоряжаться доходами от нефти исламистам, поскольку те все равно не сумеют использовать попавшие к ним в руки ресурсы для эффективной модернизации своих стран и остального арабского мира. Исламизм генетически варварская сила.

Во-вторых, внешний блеск исламских режимов - Саудовской Аравии, прежде всего, - наличие в их распоряжении богатых финансовых источников дает исламизму заметные конкурентные преимущества над мусульманскими националистами. Без того исламисты даже в мусульманском мире, несмотря на широкое народное сочувствие, неизбежно обратились бы в политических маргиналов, деревенских фанатиков. То есть существование показательно процветающих фундаментально исламистских режимов чрезвычайно важно для устойчивости Восточной политики Запада.

Можно ли утверждать, что исламизм вообще беспомощен и безобиден? Отнюдь. При грамотном применении это серьезная и опасная сила. То есть сам по себе-то исламизм не сильно опасен.  Однако получить у себя под боком враждебные исламистские образования, особенно когда им помогают против тебя извне, крайне накладно. Война с фанатичными варварами, получающими практически неограниченную материальную, политическую, дипломатическую и моральную поддержку Цивилизованных стран, такая война может длиться бесконечно и оказаться весьма обременительной. Как то случилось в 80-е годы XX века в Афганистане. Советский союз сделал ставку на оцивилизовывание страны, Запад – традиционно на исламистское варварство. Кто победил, известно.

Считаю важным тут заметить, что не следует преувеличивать военную эффективность разнообразных моджахедов с шахидами. Советская армия в Афганистане сравнительно небольшими силами не раз ставила их на грань полной катастрофы, спасала массированная помощь Запада. Разумеется, в таких условиях, учитывая к тому же известные политические ограничения и моральное давление, одержать окончательную военную победу весьма затруднительно. В 1989 г. советскую армию из Афганистана вывели, был создан на удивление эффективный буферный режим Наджибуллы. Который впоследствии, к сожалению, был предан российскими «демократами» (брошен без элементарной материальной и моральной помощи).

* * *

После пресловутого 11 сентября 2001 года США оказались перед драматическим выбором. Наглую кровавую выходку исламистских террористов невозможно оставить неотмщенной. И месть должна быть публичной, масштабной и ужасающей: неопровержимо доказать неколебимость глобальной американской мощи, подтвердить способность и решимость повсюду карать любых врагов, дерзнувших покушаться на США. Сделать это не так уж и трудно, - следы заговора явно ведут в Саудовскую Аравию, оккупировать которую для США не проблема. Мировая исламистская террористическая сеть дееспособна лишь постольку, поскольку исламистам подыгрывает сам Запад, - выдавая исламским радикалам и экстремистам индульгенции «мультикультурности», «прав человека», укрывая активистов исламистских движений, потворствуя в создании «культурных мусульманских центров» (т.е. финансовых и пропагандистских структур), и иных легальных прикрытий для подрывной деятельности и прочее в том же духе. Однако совершенно разгромить исламизм - или хотя бы его серьезно ослабить - означает для США пожертвовать системой контроля мусульманского мира, собственными руками разрушить свою Восточную политику. В перспективе развал системы грозит Западу значительно большими издержками, чем любое «11 сентября». Надо признать, что штатовские стратеги нашли аккуратный выход из трудного положения: с большим пропагандистским шумом нанесли удар по периферии исламизма - пожертвовали афганским талибаном. Такой подход к делу можно счесть вопиющим цинизмом, а можно - прагматизмом.

Война в Афганистане на первом этапе завершилась для США весьма благополучно (как пойдут дела далее, пророчествовать не беремся). Талибан, лишенный пакистанской помощи, быстро развалился, показав действительное могущество Непобедимого Исламизма. Правда, афганская победа США не столько военная, сколько коммерческая (попросту массово перекупили туземные племена). Ну и что, это также продемонстрировало истинную цену Воинов Ислама при отсутствии закулисной поддержки Запада. К тому же разгром талибана, в перспективе нацеленного на бывшую советскую Среднюю Азию, явно пошел на пользу российским интересам.

Таким образом, США пришлось нанести карательный удар исламизму, пусть и ограниченный (не забудем, что, кроме публичного бития талибов, пришлось, приличия ради, закрыть западные филиалы открыто грозящих террором мусульманских организаций). Исламизму вынужденно нанесен ущерб, но окончательно подорвать его позиции в мусульманском мире не входит в намерения Дядюшки Сэма. Требуется восстановить нужное Западу равновесие. И тогда в качестве компенсации ослабевших позиций исламистов, а отчасти, чтобы с них переключить внимание обеспокоенной «исламской угрозой» общественности, США готовятся разгромить Ирак, т.е. режим мусульманских националистов.

Война США против Ирака – это война в пользу исламизма. Следует ожидать, что стараниями США последние крупные нефтяные ресурсы (иракские) перейдут от арабских националистов под контроль исламистов.

Бесспорно, Ирак обречен. Любопытно только будет увидеть, какой предлог для начала войны выберут англо-американцы. Маловероятно, что Ирак расчленят, поскольку его распад означает увеличение влияния Ирана, давнего соперника арабов, потенциально угрожающего исламистским режимам Аравийского полуострова. Исчезновение с политической карты Ирака недопустимо усилит иранскую угрозу находящимся под покровительством США исламистским монархиям Персидского залива. Так что вероятнее всего, в Ираке будет установлен умеренный исламский режим под сильным влиянием саудитов. Полагаем, в этом и состоит конечная цель иракской войны для США, и именно обещанием устранить давнего соперника исламистов соблазняют американы Саудовскую Аравию, стремясь привлечь саудитов в антииракскую коалицию.

Разумная восточная политика России. В принципе, Россия также может манипулировать исламистами к собственной выгоде. Но только в принципе, т.к. конкурировать с Западом на этом поле довольно тяжело. У Запада очевидно многократно больше ресурсов, чем Россия может себе позволить выделить на подкуп и поощрение исламистов. И, в общем, Запад давно и прочно контролирует исламистские движения, имеет большой и разнообразный опыт по этой части. Разумеется, не обходится без издержек, даже таких эффектных эксцессов как 11 сентября. Но частные неудачи и просчеты общей стратегической картины не меняют. К тому же Россия геополитически уязвима: огромный исламистский потенциал Средней Азии, Северный Кавказ. На Кавказе, правда, мусульманский фанатизм более симулируют, прикрывая иные интересы, по большей части, узко этнические (племенные), да оттого не намного легче. Не следует из потенциальной исламистской «дуги нестабильности» исключать и Поволжье. Есть все основания полагать, что с падением Израиля главным врагом исламистов – не без влияния Запада – будет объявлена Россия, как теперь главная угнетательница несчастных мусульман. К такому повороту событий следует готовиться уже сейчас. Исламизм злобен, коварен, но бестолков и бессмысленен. Отразить исламскую угрозу Россия вполне в состоянии. Но лишь при условии, что государство будет проводить жесткую русскую цивилизационную этнополитическую линию, а не уповать на гуманитарно-правозащитные рецепты от Запада.

Так что волей неволей России придется делать общую политико-идеологическую ставку на мусульманских националистов. Хотя это и не означает, что все исламисты во всех случаях враги, а националисты обязательно союзники. Для мусульманского мира Россия служит цивилизационной альтернативой, а также военно-политические связи с Россией неплохой способ шантажа Запада. Поэтому надежных долговременных друзей и искренних союзников в мусульманском мире Россия обрести вряд ли сумеет, но значительных выгод от участия в мировой игре добиться может.

Какой должна быть российская позиция по иракскому вопросу. В либеральных кругах существует соблазн присоединиться к политике США в надежде, что после победы над Хусейном США учтут российские экономические интересы в Ираке. Это, мягко говоря, наивная точка зрения. Опыт 90-х годов показал, что США не склонны исполнять свои обещания, ежели не видят в том особой нужды. Новые обещания исполнить старые обязательства США обуславливают эскалацией дополнительных условий и требований к партнеру. И так до бесконечности. Так что о российских экономических интересах в Ираке придется забыть.

США ни под каким видом не должны получить от России публичную санкцию на войну против Ирака. России следует занять сугубо формальную международно-правовую позицию в пользу мира и политического решения проблемы, максимально дистанцироваться от агрессивной позиции США, и выверенными политико-дипломатическими демаршами всячески затруднять им условия ведения иракской войны. Конечно, поход США на Багдад это не остановит, но даст России необходимую свободу рук и возможность собственной игры на Ближнем и Среднем Востоке. В конце концов, такой подход к делу себя окупит.

* * *

Ошибка сионских мудрецов. Приходится с прискорбием констатировать, что в деле с Ираком израильские стратеги дали маху. Они почему-то решили, что поход американской армии на Багдад выгоден Израилю. Де, с разгромом Ирака лагерь арабских врагов Израиля будет ослаблен. Хе-хе. Прискорбное недомыслие на почве слепой ненависти к арабам.

Да, конечно, Саддам оказывает помощь палестинцам в их борьбе с Израилем и произносит громкие антиеврейские речи. Однако это прямой долг любого арабского политика, ежели он хочет оставаться арабским политиком. Тут не надо строить иллюзий. Что же касается Хусейна, то он просто борется за лидерство в арабском мире (каковое лидерство для него есть условие политического выживания под давлением США), и нет лучшего способа заработать авторитет у мусульман, чем прослыть бескомпромиссным врагом евреев. Во время первой американо-иракской войны Саддам обстреливал ракетами Израиль. И что же? С его стороны это был вполне рациональный шаг: поднять свой престиж в арабском мире, поколебать единство возглавляемой США антииракской коалиции. Да и откровенно говоря, Ирак имел законные основания наносить удары по Израилю, - ведь 10 годами ранее Израиль разбомбил иракский ядерный реактор. Так что ж теперь?..

Посмотрим в корень проблемы. В 90-е годы Израиль пошел на беспрецедентные уступки арабам. Разве из страха перед иракской военной мощью? Нет, разумеется. Израиль приступил к постепенной капитуляции («мирный процесс») под давлением Запада. То есть израильским патриотам важно понять, по какой причине Запад оказывает давление на Израиль в пользу арабов. Первичные мотивы стратегии Запада на Востоке, надеюсь, теперь ясны: закулисная поддержка исламистов, сохранение их преимущества над мусульманскими националистами. А поскольку с распадом СССР Запад (включая тамошние еврейские общины) утратил прагматическую заинтересованность  в израильском проекте, то интересами Государства Израиль жертвуют ради сохранения эффективного стратегического контроля над мусульманским миром.

Поскольку в маленьком провинциальном Израиле цивилизационные игры мировых Держав понимают плохо, то случился трагифарс. США давно грозятся нанести решительный последний удар по Хусейну, и наивный Израиль с простодушным восторгом поддерживает своего старшего партнера и союзника. Однако за удовольствие избавиться от Саддама от Израиля требуют уплатить определенную цену. Премудрый Дядюшка Сэм объясняет, что в войне против Ирака нуждается в помощи других арабских режимов (Саудовской Аравии, прежде всего), а поэтому Израиль во имя общего дела должен проявить сдержанность в подавлении палестинской интифады, и дабы умиротворить арабов, пойти на существенные уступки Арафату. Увы, Израиль принимает эту логику, и сам себе роет могилу. А ведь не так уж трудно сообразить, что победа над Ираком лишь укрепит американо-арабские связи, особенно с исламистскими режимами Персидского залива. И случится это счастье как раз за счет интересов Израиля.

К слову сказать, вот одна из главных причин, по которой США не спешат с иракской войной. Чем дольше длится подготовительный этап, тем больше уступок в пользу арабов удастся выторговать у Израиля, и тем ослабить остроту проблем ближневосточной американской политики.

Вообще же говоря, Израилю прямо выгодна победа хусейновского Ирака над исламистскими монархиями Персидского залива. Поскольку лишь в этом случае у Запада вернется настоящая заинтересованность в своем «стратегическом союзнике» - Израиле.

 * * *

/Пионер, октябрь - ноябрь 2002 г./

 


Norg-small BrK-small