[Nationalism.org] [Страница Пионера]

 

Банковский кризис 2004 или Скандал в благородном семействе

«… И в жёлтых окнах засмеются,

Что этих нищих провели».

А.Блок

В мае-июле 2004 года в РФ случился странный на первый взгляд банковский кризис. Каких-то серьезных негативных последствий для экономики страны он не имел, однако отличался беспокоящей неясностью. Загадка банковского кризиса 2004 в том, что к нему не было совершенно никаких макроэкономических предпосылок. Аналитики и эксперты постфактум изобретают причины бедствия в соответствии со своими идеологическими предпочтениями. Одни строят сложные схемы причинно-следственных связей показателей фондового рынка, кризиса ликвидности отдельных банков, спровоцированных действиями ЦБ тревожные ожидания субъектов межбанковского рынка, плюс инициированная прессой слухи, вызвавшие панику частных вкладчиков. Другие произносят ритуальные заклинания о необходимости дальнейшем реформирования банковского сектора в духе «либерализации», не объясняя, каким образом означенная либерализация конкретно помогла  бы горю. Третьи радостно упражняются в конспирологии, подводя публику к мысли, что нынешний «кризис» есть результат заговора «питерских чекистов», направленного на передел собственности и, – о, ужас! – «пересмотр итогов приватизации».

Увы, господствующий в СМИ «профессиональный анализ» оказался далёк от суровой реальности. На протяжении 2-3 месяцев кризиса можно было со злорадством наблюдать, как заключения и прогнозы банковских аналитиков лопались вместе с банками, считавшимися вполне надежными. Остается согласиться с единственным оставшимся выводом: у данного банковского кризиса отсутствуют макроэкономические основания. А какие наличествуют? ГЕНЕТИЧЕСКИЕ, кризис есть результат заложенной при создании в российскую банковскую систему генетической программы. Как гусеница окукливается в мотылька, как саранча регулярно собирается в гигантские стаи и летит неведомо куда и зачем, так примерно раз в пять лет российских банкиров охватывает неодолимое беспокойство – настало время кидалова. После финансовой катастрофы 1998 года банковский кризис 2004 запоздал на год лишь в силу крайне благоприятной экономической конъюнктуры. Реальных оснований для кризиса нет, но против наследственности не поборешься – инстинкт неодолим.

Если начать просматривать прессу за год до событий, то становится очевидным, что российское банковское сообщество находится в неизъяснимой тревоге и ищет малейшего повода для паники. Ведь это факт, что кризис спровоцировало паническое недоверие банкиров друг другу, а отнюдь не клиентов. Повод к началу кризиса оказался самый незначительный. Прежде, чем мы его рассмотрим, вспомним историю «дефолта» 1998 года. Это будет крайне полезно, поскольку нынче либеральный агитпроп стремится исказить суть событий, отвести обвинения от своих кумиров, вождей «либеральных реформ».

 * * *

По случаю переизбрания Ельцина президентом в 1996 году «реформаторами» была запущена пирамида государственных краткосрочных обязательств (ГКО). За одолженный государством один рубль через год из казны приходилось возвращать «инвесторам» 5-7 рублей. Вскоре почти все денежные государственные доходы уходили на обслуживание пирамиды ГКО. Либеральные идеологи объясняли, что такая монетарная политика это единственный путь построения рыночной экономики в России. Либеральные экономисты по всем СМИ доказывали, что инфляция это самый страшный яд для экономики. А происходит зловредная инфляция оттого, что в стране развелось слишком много денег, и вот через ГКО излишек денежной массы откачивается из экономики. Как только инфляция будет побеждена, страну неизбежно постигнет процветание, придет долгожданное Экономическое Чудо.

Центральным Банком РФ был введен «валютный коридор» – ЦБ обязался поддерживать курс рубля в заданных пределах, – что позволяло гарантировать доходность ГКО в долларовом эквиваленте и соответственно увеличить привлекательность ГКО для «инвесторов». Со временем нерезидентам (иностранцам) также разрешили вкладываться в ГКО и позволили легально вывозить из страны полученную прибыль. Обложили прибыль от ГКО небольшим 15% налогом. Однако к началу 1998 года стало ясно, что выплаты по ГКО вдвое превышают все денежные государственные доходы, и с арифметической точностью осенью 1998 года просчитывался финансовый крах.

Весной 1998 года Ельцин неожиданно для общественности отправляет в отставку премьер-министра Черномырдина, и формирует правительство «молодых реформаторов» во главе с тогда безызвестным бывшим первым секретарем обкома комсомола С.Кириенко. Либеральный агитпроп извергает потоки слов об «ускорении и углублении» реформ, но в действительности Кириенко имеет одну задачу – спасение пирамиды ГКО. Правительство либеральной мечты выдвигает радикальную экономическую программу: сокращение государственных расходов и удвоение налогов. Например, правительством предлагалось, что научные институты перейдут на самофинансирование за счет продажи своего имущества (недвижимости). Авиапромышленность в России предлагалось упразднить совершенно как неперспективную. Ну и прочие прогрессивные мероприятия в «либеральном» духе, это понятно. Однако, как ни странно, отечественные «либералы» с восторгом восприняли и правительственную программу удвоения налогов как безусловно либеральную. В то время в СМИ либеральная общественность третирует презренную «красно-коричневую» Думу, которая летом 1998 года отказывается вотировать внесенные правительством законы об ужесточение налогообложения. Ельцин грозит разогнать строптивую Думу, вставшую на пути Прогресса и Демократии. Либеральная общественность призывает Гаранта Демократии не церемониться с «красно-коричневыми» недобитками и обещает свою полную поддержку, лишь бы протащить новые налоговые законы. Однако без Думы МВФ отказывается выделять РФ кредиты. Поэтому Дума не боится разгона и спасает российское буржуинство от налогового бешенства либералов. Пирамида ГКО и государственные финансы обречены. Однако они уже не заботят правящую клику «либералов».

За неделю до понедельника 17 августа 1998 года «молодые реформаторы» получают от МВФ $4,8 млрд. стабилизационного кредита. Эти средства они используют для конвертации выведенных с рынка ГКО своих и Семьи капиталов в твердую валюту (излишне напоминать, что весь ельциновский либеральный бомонд обогащался на пирамиде ГКО). Накануне краха в пятницу Ельцин публично заявляет – его выступление транслируют по всем телеканалам, – что девальвации не будет. (Как потом рассказывал сам Ельцин, его в этом заверил Кириенко. В действительности неадекватного дедушку просто не информировали о готовящейся акции, и для сохранения тайны прямо вводили в заблуждение.) Кириенко в сопровождении Гайдара и Чубайса встречается с представителем МВФ, стороны обсуждают объявление Россией дефолта (отказа платить по обязательствам). Гайдар и Чубайс, которые для приличия формально числятся при правительстве экспертами, диктуют премьер-министру РФ С.В.Кириенко заявление о дефолте, которое он оглашает 17 августа. Государство отказывается погашать ГКО, банкам временно дозволяют отказываться от исполнения обязательств перед клиентами, ЦБ отменяет «валютный коридор» и политику поддержки курса рубля.

Происходит общий финансовый крах. Неплатежи, банки лопаются, кидают клиентов, – средства находящихся в частных банках, пропадают, ограблены миллионы людей (по оценкам пострадало 15-20 миллионов человек). Курс рубля с 6 рублей за доллар до конца года падает в 4 раза. Резкий спад экономики, разорение предприятий, безработица Экономическая катастрофа. В наибольшей степени страдает сектор Новой Рыночной Экономики и тот самый «средний класс», которому либералы клялись в любви и верности, чье благополучие было объявлено целью Реформ. Этот средний класс настолько дезориентирован либеральной пропагандой, что большинство его в первое время (довольно долго) вообще ничего не понимает, не догадывается о размахе бедствия и сколь дорого оно ему обойдется. Многие были уверены, что треволнения с «дефолтом» продлятся пару недель и их не коснутся. Ну, вырастет курс доллара до 7-8, максимум 9 рублей, – неприятно, но переживем. В массе либерально настроенные менеджеры и прочие офисные работник процветающих коммерческих предприятий никак не ожидают, что либеральная политика и политики цинично лишат их сбережений и безжалостно выкинут на помойку. Впрочем, многие из них до сих пор так и не поняли, что и кто с ними тогда сделал.

В истории российского «дефолта» 1998 года следует обратить внимание на одно ключевое обстоятельство. У государства не было настоящей необходимости отказываться от своих обязательств по ГКО. ЦБ имел возможность эмитировать необходимый объем рублей и оплатить все предъявленные ГКО. Это привело бы к значительным экономическим трудностям, но катастрофы, при грамотном использовании кредита МВФ, не случилось бы. Однако либералам, гайдарочубайсам, кроме спасения олигархических капиталов, было важно подставить российское государство, прикрыться им, свалить на него свою вину. Это вообще суть российской «либеральной» политики – при всяком случае перекладывать ответственность за свои действия на государство. Тут та же логика, когда вор поджигает обворованный им дом, чтобы скрыть следы преступления.

Испуганный размахом кризиса Ельцин идёт на крайний шаг – назначает премьером Примакова. Даже незначительное оттеснение либералов от власти приводит к небольшому экономическому чуду – при правительстве Примакова-Маслюкова впервые в истории РФ наблюдается реальный экономический рост. Напуганные успехами и популярностью Примакова весной 1999 года олигархи и либералы добиваются у Ельцина его отставки. Однако это была пиррова победа либерально-олигархического блока. Кризис 1998 года, что у «либерализма» в России нет никакой конструктивной экономической программы (в стране почти всё уже украдено) и нет реальных политических перспектив. И хотя либеральный агитпроп продолжал работать на полную мощность, и клоуны либерального цирка круглыми сутками не сходили с общественной арены, Ельцин всерьез стал опасаться судьбы Чаушеску. И, в конце концов, Ельцин в свою очередь безжалостно кинул цинично подставивших его либералов. Ельцин сделал своим наследником полковника госбезопасности Путина, который мог реально гарантировать безопасность самому Ельцину и его близким. Так что Путинская Россия выросла из кризиса 1998 года.

Какова же мораль истории грандиозной либеральной аферы с пирамидой ГКО и «дефолтом», чуть не приведшей страну к полной государственной катастрофе (например, в связи с разрешением российским банкам не исполнять свои обязательства перед иностранными клиентами на Западе обсуждались санкции против РФ в форме полной финансовой блокады). Никто не был наказан – ни министры, ни «эксперты», ни банкиры. НИКТО. Герои 17 августа продолжают руководить банками, финансами, экономикой, определять политику СМИ, по-прежнему серьезно влияют на государственную политику и экономическую стратегию. Если кто из них и пострадал, то естественным путем, по жизни претерпел от коллег и конкурентов. В 1998 году ими были нагло в открытую ограблены десятки миллионов людей. Никто не понес никакой ответственности. Виновных нет. Непредвиденное стечение обстоятельств. Вот почему банкиры нервно ждали кризиса – созрели. Выиграет тот, кто первый кинет коллег и клиентов. Именно здесь корни всеобщего взаимного недоверия, а не в действиях ЦБ, как любят утверждать либералы.

 * * *

По совести говоря, шумный «банковский кризис 2004» года довольно трудно признать настоящим полноценным кризисом. Все-таки реальных экономических оснований для кризиса не имелось, а Центральный Банк России обладал досочными ресурсами, чтобы разрешить возможные затруднения банковской системы (так оно неотвратимо и произошло). Тем не менее, либералы сделали все возможное для провоцирования паники среди населения, как всегда стремясь уверить народ в злонамеренности властей. Идейные либералы вообще используют всякий случай дискредитировать государство и власть. Безыдейные либералы небезосновательно рассчитывают на панике заработать не столько политический капитал, сколько конкретные деньги.

Вот пример феерической истерики маститого либерального журналиста в разгар «кризиса».

В.Панюшкин: «Мне звонит жена по мобильному, зачитывает список подлежащих ликвидации банков, каковой список известен уже всем, кроме главы Банка России Игнатьева, и спрашивает, нету ли у нас в одном из этих банков счета какого-нибудь. Куда там! Счета у нас нигде никакого нет, а есть только кредит в Сбербанке, так что национальный банковский кризис избавил бы нас лично от десятилетней финансовой кабалы. Но нет. Обанкротиться может любой банк, кроме того, в котором мы взяли кредит, потому что банк государственный, а мы – свои собственные».

Надо же, жены свободолюбивых журналистов не помнят, в каких банках у их семьи счета, и очень волнуются. Банковский кризис угрожает миру и покою семьи либерального журналиста. И горькие сожаления, что не может обанкротиться ненавистный Сбербанк.

 Начинает Панюшкин с ужасов банковского кризиса, затем переходит к бессвязным выкрикам «долой путинофашизм!», а потом и вовсе захлёбывается шизофренической злобой:

«Как же им везет! Им даже Мария Шарапова выиграла Уимблдонский теннисный турнир, и глупо же теперь говорить, что тренируется Мария Шарапова в Соединенных Штатах, потому что на нашей шестой части суши руки у всех растут из задницы. Но ведь выиграла под российским флагом».

Общее впечатление от чтения Панюшкина следующее: вбегает интеллигент в разодранной одежде, глаза бешенные, физиономия расцарапана, пытается что-то выкрикнуть, и тут его настигает припадок, он валится на пол, судорожно дрыгает конечностями, извивается телом, на губах несчастного выступает пена, он хрипит  нечленораздельно, разобрать можно лишь – Псы!.. псы!..

Многим такие представления нравятся. Образцовое провоцирование панических настроений.

Вообще же российская пресса пишет о банковском кризисе в основном всякую ерунду. Дескать, банкам не хватило «прозрачности» – отсюда и все проблемы.

Часть «аналитиков» впала в конспирологию и сквозь мрак лжи и умолчаний умственным взором узрела сложный заговор чекистов против банкиров. Ага. Беззаконный передел собственности. Собственность от прогрессивных собственников (нас или наших хозяев) уходит к реакционным. МРАК и УЖАС.

Фактически нынешний «банковский кризис» начался с того, что лишили банковской лицензии некий банк с сомнительной репутацией, который чересчур уж нагло занимался обналичкой, и дошел до такого цинизма, что принимал безналичные выкупы за похищенных бандитами заложников (подробности деяний мы вынесли в Приложение). Казалось бы, ну и что. Однако казус спровоцировал цепную реакцию недоверия банков друг к другу, что собственно и привело к кризису.

Вообще российская банковская система изначально насквозь криминальна. Строго говоря, почти всякий российский банк можно по закону признать преступной организацией. Ну, может быть и не все наши банкиры 100% криминальны, однако доля теневой деятельности слишком велика. Большинство российских банков специализируется на разного рода криминальных «схемах». Здесь дело даже не в преступных склонностях банковского сообщества как такового (люди там, как и везде, разные – не намного хуже других). Российская банковская система в начале 90-х годов проектировалась и создавалась в целях скорее подрывных, и кроме обычных, прямо попадающих под статьи УК деяний криминальной либерализации, прежде всего, имела в виду уничтожение советской «тоталитарной экономики» путем её финансового обескровливания и вывоза ликвидного капитала. Надо сказать, что с задачами саботажа реальной экономики российская банковская система справляется хорошо, отцам основателям Либеральным Реформаторам есть, чем гордиться.

В результате доверие к банкам в обществе закономерно отсутствует, поскольку люди имеют большой печальный опыт. Банки безнаказанно массово кинули клиентов в 1998 году (кидали и ранее). Кто и как наказан? Никто и никак. Банками руководят всё те же персоны. Частные лица связываются с отечественными частными банками преимущественно по глупости и от жадности. И когда либеральные аналитики нечаянно отвлекаются от своих идеологических догм, они способны признать правду.

 «Банкам доверия нет» Анна Каледина «Известия» (28.04.2004)

«Граждане России в ближайшее время не понесут свои деньги в частные коммерческие банки. Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) провел исследование, результаты которого выглядят удручающе для банковской системы. К проблемам банковского сектора большая часть россиян осталась равнодушной, так как банкам не доверяет и сбережения там не держит. А летние потрясения только убедили население в правильности выбранного курса».

«Как показали данные исследования ВЦИОМа, большая часть россиян банковский кризис просто не заметила, т.к. давно уже не доверяет банкам. Так, 30% опрошенных уверены, что трудности затронули незначительный сектор банковской системы и не оказали серьезного влияния на экономическую и финансовую систему в целом. А 26% и вовсе сочли, что никакого кризиса не было, а паника раздута СМИ и банкирами. И только 7% респондентов назвали проблемы банковского сектора настоящим кризисом, подобным дефолту 1998 года».

«… по данным Ассоциации российских банков (АРБ), на данный момент в банках свои сбережения хранят всего 10-15% россиян. То есть спокойное отношение россиян к последним событиям можно объяснить их изначальным недоверием к кредитным учреждениям. Из показателей ВЦИОМа можно сделать вывод, что почти три четверти вкладчиков (7% из 10%) в июле находились в паническом настроении».

«… сейчас размещать свои средства в частных банках решились бы только 2% опрошенных. Дефицит доверия к банковской системе, который существовал всегда и усилился на данный момент, признают и сами банкиры».

«… доверие клиента, кодекс чести и этика банкира были красивыми словами, - заявил президент АРБ Гарегин Тосунян».

«Но одной этикой доверие населения вряд ли удастся завоевать. В этой связи кажутся более практичными планы АРБ добиваться закона о расширении функции Банка России в качестве кредитора последней инстанции. "Центральный банк должен нести ответственность, если в нужный момент не выдаст стабилизационный кредит", - подчеркнул господин Тосунян. А государственным гарантиям, как известно, население наше почему-то верит. Так, 27% респондентов ВЦИОМа заявили, что если бы им сейчас пришлось решать судьбу сбережений, то они вложили бы их в Сбербанк».

Как себе представляет либеральная общественность перспективы развития российской банковской системы. Закрыть или расчленить Сбербанк, окончательно раскассировать ещё оставшиеся государственные банки, и тогда клиент никуда не денется – пойдет в частные банки. Где ему можно будет регулярно устраивать «дефолт». Красота.

Существующая банковская система способствует деградации реальной российской экономики, специализируется на вывозе капитала из России, и поэтому Запад поощряет её развитие. Однако настоящую цену ей знает:

«Пока заявление Moody's можно признать реакцией на общую ситуацию в банковской системе. Ничем иным объяснить столь массовую опалу нельзя, считает газета. В конце концов, из всех российских банков только 23 пожелали отрейтинговаться в агентстве, и из них на пересмотр поставлены сразу 18. В список не попали только Сбербанк, Внешторгбанк, Внешэкономбанк, Газпромбанк и Промторгбанк. Вряд ли это можно назвать удивительным - почти все они могут рассчитывать на безусловную поддержку государства, а Промторгбанк отрейтинговался не так давно.

Поэтому можно сказать, что агентство перестраховалось, помня ситуацию 1998 года, когда рейтинги многих банков, уже давно "почивших в бозе", отзывались спустя несколько месяцев после того, как стали очевидны их проблемы. Но в данном случае специалисты Moody's явно поторопились, посеяв еще большую панику среди клиентов. В какие суммы банкам может обернуться эта поспешность, можно только догадываться.

По мнению специалистов Moody's, вероятность необходимости финансовой помощи банкам со стороны своих акционеров или других "инстанций" может увеличиться лишь для четырех кредитных учреждений - Альфа-банка, МДМ-банка, Банка Москвы и банка "Русский стандарт". Все они имели относительно высокий рейтинг финансовой силы (D). "Относительно" потому, что у всех остальных рейтингуемых Moody's российских банков (а это далеко не самые слабые учреждения) этот рейтинг находится на низшей ступени (Е).

Банки категории D по версии Moody's обладают "умеренной финансовой силой и потенциально требуют финансовой поддержки извне". Простыми словами это банки-инвалиды, они передвигаются, но при поддержке внешних сил». 

Правда состоит в том, что нынешняя банковская система Росси не нужна, она изначально порочна. Её в 90-е годы создавали Реформаторы под лозунгом тотальной «либерализации». И до сих пор либеральная интеллигенция повторяет сакраментальное заклинание о необходимости ещё дальше либерализовать банковский сектор, по её мнению это и есть панацея от всех бед. Между тем в Японии банки получили свободу валютных операций, которую уже изначально получили российские банки, лишь в конце 90-х годов XX века. Тайвань банковскую систему, в понимании наших либералов, не имел и не имеет. Тайваньские «банки» это институты типа сберкасс и расчетных центров. И ничего. То есть даже именно ограничение свободы частной банковской деятельности и опора на государственные банки это и есть реальный путь подъема экономики.

Мы не хотим быть превратно понятыми таким образом, что частные банки необходимо непременно закрыть и что их следует всячески ущемлять и преследовать в принципе. Некоторая часть частных банков, даже и мелкие, это вполне профессиональные и сравнительно честные учреждения, и в общем небесполезные. Частные банки могут быть удобны и полезны, однако они не могут служить опорой российской финансовой системы. Нигде в мире успешные экономические преобразования и проекты не начинались с либерализации и поощрения частного банковского сектора. Наши либеральные реформаторы сделали упор именно на «монетаризм» и развитие либеральной банковской системы, которая, как предполагалось, при помощи финансовых инструментов вытянет всю экономику. Печальный результат такого подхода очевиден. Поощрение частной банковской системы не может быть приоритетом модернизации экономики. Реальный подъем российской экономики невозможен без разрушения сложившейся «либеральной» банковской системы и массовой зачистки в значительной мере криминальных российских банков.

 Пионер, июль-август 2004

 


Приложение

Событием, оказавшимся непосредственным поводом к банковскому кризису 2004, явился отзыв Центральным Банком банковской лицензии у «Содбизнесбанка». Приходится признать, что означенный банк дошел до вызывающего цинизма, – почти не маскируясь, занимался обслуживанием обычного бандитизма (в прессе утверждали, что фактически банк контролировался криминальными чеченскими группировками). Однако в самой по себе банковской деятельности по обслуживанию теневой, полу криминальной и прямо криминальной деятельности для российских банков нет ничего особенного, это вполне распространенная практика, такого рода делами промышляет большинство российских банков. Так что не приходится удивляться, что неожиданные репрессии властей против явно бандитского банка спровоцировали общую панику в банковских кругах.

Некоторое представление о нравах банковского сообщества РФ дают нижеследующие выдержки из прессы с описанием деяний героя. Еще раз обратим внимание, что кроме оголтелого цинизма, в деятельности «Содбизнесбанка» по обычаям российского банковского сообщества нет ничего особенно выдающегося – обычная банковская практика.

 * * *

Криминальная сторона вопроса

Впервые о связи московского банка с криминальной группировкой, руководимой Эдуардом Тагирьяновым, заговорили год назад, когда вскрылись обстоятельства похищения 44-летнего заместителя гендиректора КамАЗа и генерального директора ОАО "КамАЗ-Металлургия" Виктора Фабера. Напомним, он пропал из виду 27 мая. Еще какое-то время топ-менеджер выходил на связь, давая по мобильному телефону распоряжения своим подчиненным о переводе денежных сумм со счетов. Деньги должны были поступить в Содбизнесбанк. После того, как часть средств была туда переведена, около 11 часов 29 мая связь с Фабером прервалась.

Было возбуждено уголовное дело по статье 126 УК РФ ("Похищение человека"). Следствие, которое ведет по этому делу прокуратура Татарстана, установило, что Виктор Фабер и его коллега Наталья Стародубцева были убиты в первые дни захвата. За их освобождение похитители затребовали 30 млн. рублей. Первый транш 10 млн. был направлен на расчетные счета фиктивных юридических лиц, открытые в Содбизнесбанке. Денежные средства, миновав длинную цепочку, в итоге были обналичены по указанию руководства этого банка. Фирмы, которым перечислялись деньги, были созданы по утерянным паспортам. Причем таких "юрлиц" при банке оказался не один десяток, ежедневно здесь обналичивали около 300 млн. рублей. Об этом заявил, будучи министром внутренних дел России, Борис Грызлов.

Схема денежных поступлений, которую, как полагает следствие, не раз применяли похитители, замысловата. На потенциальную жертву оформлялся крупный банковский кредит. Похищенному бизнесмену предлагали в кратчайший срок погасить долг, перечислив деньги на подставные фирмы. После этого с жертвой расправлялись. По словам прокурора Набережных Челнов Ильдуса Нафикова, банк контролировала так называемая "чеченская" преступная группировка, в которую, помимо этнических чеченцев, входили русские, татары и украинцы. По информации "Известий", бывший председатель правления банка Сергей Реусов и его заместитель Арсен Миносян находятся под стражей, главбух банка Светлана Хохлова отпущена под подписку о невыезде, а вице-президент по безопасности Юрий Дубровский и начальник службы безопасности Владимир Тринос, находящиеся в бегах, разыскиваются.

В прокуратуре Татарстана отметили, что руководители Содбизнесбанка наотрез отказывались сотрудничать со следствием, угрожая упорным сотрудникам правоохранительных органов "устроить новые выборы в республике".

Юрий НИКОЛАЕВ, Татарстан 14.05.2004

 

«Известия» 26.05.2004

«Более 560 подозрительных сделок обнаружили проверяющие Банка России в Содбизнесбанке. Как следует из документа, оказавшегося в распоряжении "Известий", почти $900 млн. было обналичено при участии банка. По мнению проверяющих Центробанка, все эти сделки были лишены какого бы то ни было экономического смысла и являлись крайне подозрительными. Согласно закону о противодействии отмыванию доходов, полученных преступным путем, банк должен был заявить о них в Комитет по финансовому мониторингу. Очевидно, результаты этой проверки и послужили причиной отзыва лицензии у Содбизнесбанка.

 

Главная причина отзыва лицензии у Содбизнесбанка называлась еще 13 мая. По данным МВД, банк был замешан в истории с похищением и убийством генерального директора ОАО "КамАЗ-Металлургия" Виктора Фабера и директора департамента по экономике этого предприятия Натальи Стародубцевой. Именно в Содбизнесбанке, по версии следствия, был обналичен выкуп, заплаченный за этих людей.

Так, весной 2002 года в Содбизнесбанке были открыты счета ООО "МетаГраф" и ООО "Аджером", интересы которых представлял один человек. На эти счета некое ООО "Кордэо" с мая 2002 по июль 2003 года осуществляло крупные платежи. К примеру, на счет "МетаГрафа" за это время было сделано более 260 переводов на общую сумму 27.2 млрд. рублей, а на счет "Аджерома" - 270 переводов на сумму 28.2 млрд. рублей. Поступавшие деньги, как правило, в тот же день траншами по 20 млн. рублей перечислялись на счета прибалтийских фирм - клиентов Содбизнесбанка - "Нейфион Траде", UKIO BANKAS и "Малчам Инвестментс". Деньги конвертировались этими фирмами в иностранную валюту, зачислялись на валютные счета в банке. После этого валюта переводилась на депозитные счета физических лиц - как правило, жителей ближнего зарубежья, - которые деньги обналичивали.

На все эти операции уходил один день. Деньги обналичивали 29 граждан Украины, Азербайджана, Таджикистана и Молдавии. За 14 месяцев таким образом было обналичено $835 млн. При этом суммы, которые выплачивались этим 29 лицам, варьируют от $6 млн. до $67 млн. Примерно по такой же схеме с января по май 2003 года было обналичено 858.2 млн. рублей. Со счета некоего ООО "Медиа-Фрост" деньги переводились на счета 38 жителей России, которые также обналичивали деньги в течение одного дня. Были выявлены и другие подозрительные операции. Всего Содбизнесбанк умолчал более чем о 560 подозрительных сделках». …


Norg-small BrK-small