[Nationalism.org] [Страница Пионера]

Политико-идеологические последствия американо-иракской войны

Итак, 20 марта 2003 года долгожданная американо-иракская война началась. Американцы приступили к боевым действиям в нехарактерном для них стиле. Обычно они длительными массированными бомбардировками изматывают противника (в 1991 году США бомбили Ирак почти полтора месяца), а затем пускают в ход сухопутную армию. По-видимому, американцы рассчитывали, что иракцы не будут всерьез сражаться и охотно капитулируют. Поэтому ракетно-бомбовые удары наносились, главным образом, по центрам управления и системам ПВО. И сразу же в первый день в Ирак вторглась американская армия. Однако расчет не оправдался. Судя по первым дням, иракская армия оказывает ожесточенное сопротивление, и война едва ли закончится за считанные дни.

Так что в дебюте американцы получили известные трудности, к тому же на них оказывается глобальное морально-политическое давление. Время работает не на США. Энергичное наземное наступление чревато большими потерями. Массированные бомбардировки иракских городов вызовут массовые пацифистские и прочие антивоенные выступления, т.е. чреваты значительным политическим ущербом для США вообще и администрации Буша лично.

Сильно спутала карты американцам Турция. Теперь стало понятно, почему она не пожелала пропустить на север Ирака сухопутную американскую армию. Турки опасаются, что под прикрытием американцев там образуется фактически независимое курдское государство. Это означает, что курдские повстанцы получат базу и в перспективе смогут начать новую, тяжелую для Турции национально-освободительную войну (до сих пор соседние государства жестоко подавляли курдский сепаратизм). Турки предпочли сами вторгнуться в Ирак и оккупировать курдские районы. Курдам сразу стало не до Саддама и положение последнего заметно облегчилось.

Рухнул миф, что опыт Второй мировой войны утратил значение. Последнее десятилетие шумно пропагандировалась идея, что компактная вооруженная Высокоточным оружием армия наемников-профессионалов легко разгромит любую призывную армию. Через неделю боев выяснилось, что англо-американцы увязли даже не столько в регулярной армии, а иракском ополчении. Приостановлено наступления на Багдад пока из США не будут переброшены резервы (100 тыс. солдат,  это удвоит ведущую наступлению группировку войск), что займет примерно неделю. А ведь иракская армия не слишком многочисленна, вооружена советскими системами 30-40 летней давности, измотана 12-летней блокадой (не сумела восстановиться после войны 1991 года), и в целом театр военных действий удобен для наступающего. Есть основания полагать, что эта война укрепит престиж российской военной техники и военной школы.

В заключение краткого военного обзора заметим, что, судя по тотальной американской цензуре всякой живой информации с фронтов, дела у США идут не так чтобы совсем успешно. И все-таки, мы полагаем, что у них хватит воли и сил в конце концов сломить сопротивление Ирака.

Какие же политико-идеологические последствия для России будет иметь американо-иракская война. Негативных не так много. Окончательно как выгодный коммерческий партнер теряется Ирак. Однако фактически Ирак утрачен после «Бури в пустыне» в 1991 году. Так что за 12 лет к потере следовало бы привыкнуть (за эти годы она далеко не самая большая). Зато американо-иракская война открыла перед Россией определенные политические и идеологические перспективы. Вот сумеем ли мы ими воспользоваться, это вопрос.

Во-первых, раскололся Запад. Франция и Германия выпустили на Дядюшку Сэма полчища пацифистов всех цветов и оттенков. В самих США большинство СМИ и граждан патриотично поддерживают войну. Но это большинство не подавляющее, и, главное, настроения со временем могут измениться. В таких условиях у России появляется поле для маневра, а Западу на какой-то срок становится не до вмешательства в наши дела.

Во-вторых, в мире меняется идеологическая и правовая атмосфера. Проведенные НАТО четыре года назад бомбардировки Югославии изрядно отрезвили российское общественное мнение от либеральный «общечеловеческих гуманистических» иллюзий. Последствия для России похода Буша в Месопотамию могут быть еще более полезными в умственном и политическом отношении.

Изменяется и международное право. У нас, кстати говоря, общественное мнение превратно представляет «международное право». Оно мыслится как свод Законов, которым можно и нужно добросовестно следовать. А между тем, международное право есть поле противоречивых правовых норм относительных в применении. Исключений немного. Например, неприкосновенность послов и иммунитет дипломатов. А в остальном… все зависит от того, какие нормы международного права и в какой последовательности вам удастся навязать партнерам и мировому общественному мнению в каждом конкретном случае. Так сперва Югославию разваливали, опираясь на нормы национального самоопределения народов. Затем остатки Югославии (Сербию и Черногорию) преследовали за несоблюдение территориальной целостности отделившихся государств. Потом из «гуманитарных» соображений фактически отторгли от Сербии Косово.

Здесь не надо видеть какого-то чрезвычайно подлого коварства. Просто порядок конкретного применения норм международного права есть вопрос политической борьбы, и каждый стремится расставить правовые приоритеты в своих национальных интересах. Неколебимо лишь первейшее право – Право Сильного. Этим правом никогда не следует пренебрегать, ибо оно опора любой правовой системы.

Отечественные либералы к нападению англо-американцев на Ирак в целом отнеслись благожелательно. Восходит солнце Свободы и Демократии над несчастным иракским народом, жертвой тоталитаризма! Ультралибералы и закоренелые правозащитники выразили надежду, что следующим после Ирака Буш свергнет кровавый тоталитарный Путино-фашизм, преступно угнетающий добрый чеченский народ. Правда, некоторая часть либералов осторожно усмотрела в односторонних, без санкции ООН, военных действиях США и Британии некоторый вред для международного права. Кое-кто предпочел сказаться голубым пацифистом и призвать Человечество к всеобщей Любви и Миру. Однако резкого отторжения действий США в среде либеральной общественности не наблюдается. Что и не удивительно.

Реакция нашей «патриотической общественности» на практическое начало давно назревавшей войны в Месопотамии была преимущественно истерической. И ладно бы истерика была напоказ, с умыслом. Увы. Вот довольно характерный пример отечественного наукообразного идеологического нытья.

  «Война в Ираке — угроза новейшего средневековья» «Консерватор» №10 от 21.03.03

Обращение членов Совета по национальной стратегии

«Увеличивающийся отрыв позиций руководителей ряда влиятельных государств от принципов международной этики, общественного мнения и жизненно важных интересов своих народов могут привести мир к глобальной катастрофе. (…) Проблемы нынешнего миропорядка, по нашему глубокому убеждению, кроются в переизбытке насилия при дефиците доброй воли и нравственности в международных делах. У России имеется исторический шанс занять нравственную позицию в Иракском кризисе, встать на защиту международного права и гуманистических ценностей».

Нет даже намека на попытку определиться, в чем состоят российские национальные и государственные интересы. Вместо обсуждения реалполитик мы имеем занудные жалобы в космос на вероломного Дядюшку Сэма. И это наши «национальные стратеги»!

В том же номере «Консерватора» на Обращение национальных стратегов дан хороший комментарий Е.Холмогорова «Сделай сам»

Комментарий к Обращению членов Совета по национальной безопасности

«Авторы опубликованного выше документа, предостерегающие нас против "Новейшего средневековья", весьма патетически говорят нам о тех ужасающих последствиях для миропорядка, к которым ведет развязанная США под флагом "антитеррора" война против Ирака. Эти последствия — доминирование в международных отношениях насилия над правом, силового произвола над либеральными свободами личности, экономических расчетов над идеалами миролюбия или, допустим, экологической безопасностью. У подписавших этот документ уважаемых российских политологов вызывает тревогу то, что предводительствуемый Америкой Запад отказывается от тех либерально-правовых идеалов, которые он столь патетично провозглашал еще не так давно.

Основной пафос документа состоит в призыве к российскому руководству встать в ряды людей доброй воли и вместо прагматической политики потаковничества США принять идеалистическую линию на защиту гуманистического мироустройства. Похожие идеи высказал в недавних "Известиях" Максим Соколов, призвавший Россию нести одиноко и высоко то знамя либерального гуманизма, которое втоптано в грязь на родине оного гуманизма, то есть Западе. Изображать из себя гуманный либеральный Запад, когда сам Запад стал милитаристским и агрессивным. Другими словами, у нас неожиданно набрала популярность идея играть с чертом по правилам, которые он придумал, но сам им не следует...

Не следует заблуждаться — либеральный миропорядок был порождением западной социальной системы, западной политической мысли, западной цивилизации. Декларирование идеалов свободы оказалось для Запада исключительно удобным средством взламывания защиты других, "закрытых", цивилизаций, но когда угроза возникла благосостоянию самого Запада, он тут же прибег к старым как мир надежным и испытанным средствам самозащиты. Средствам, замену которым в условиях конфликта и кризиса никто еще не придумал. Международные правовые процедуры и гуманистическое "право войны и мира" оказываются востребованы тогда, когда в мире существует несколько равновеликих сил, способных сдержать одна другую. Когда в мире остается лишь одна сила, считающаяся способной на великие кровопролития, то единственное право, которым может руководствоваться мир, — это право, установленное победителем. Чтобы сохранить "ооновскую" мировую систему, не хватает одного лишь условия, необходимого, абсолютно достаточного, но не существующего — СССР во всей его мощи. (…)

Нам никогда не убедить находящуюся в тисках оборонного сознания Америку в том, что ей следует быть почувствительней к праву и справедливости и поменьше полагаться на силу. В конечном счете именно американцы создали нынешний мир и им лучше видно, как он устроен. Возможно, у них есть самые веские основания опасаться. Единственное средство сделать мир безопасным, справедливым и основанным на праве, а не на силе, — это сделать его таким самому».

А вот упоминаемая Холмогоровым выдержка из статьи М.Соколова «Особый путь России», «Известия» 20.03.2003. 

«Но тогда, хочешь не хочешь, нужно говорить об особом пути России, отвергающей как соблазны всемирного царства, так и соблазны растительного доживания, и продолжающей отстаивать идею самодержавия (на современном языке - Вестфальскую систему государственных суверенитетов). Не все были готовы к тому, что некогда общепризнанная идея станет особым путем, право идти по которому надо жестко оборонять, - но вот стала. Заодно проясняется, что такое особый путь России, над которым так принято смеяться: чумазые, да еще и с особым путем, тогда как весь цивилизованный мир etc. В каком состоянии сегодня находится этот цивилизованный мир - мы видим. И особый путь в том, чтобы продолжать нести те прежние ценности западного мира, которые он ныне с охотой попирает в грязь. И нести высоко, пусть даже и в одиночку».

Добро бы если подхватили выпавшее Знамя, а то ведь как пить дать подберут погремушку «либеральных гуманитарных правозащитных и прочих общечеловеческих ценностей». Ту самую погремушку, которой нас многие годы били по голове.

Да и не прав М.Соколов по существу вопроса. Идеологическая деградация государственных суверенитетов активно шла в прежнее «мирное» десятилетие Глобализма, когда многим уже начинало казаться, что национальный суверенитет не представляет особой ценности, и его можно и нужно передоверить космополитичным международным структурам, хоть бы и ООН, например. Американо-иракская война вернула классическое понимание суверенитета (и национального интереса), что он может и должен быть обеспечен, прежде всего, собственными силами и военно-политическими союзами.

До тех пор, пока у нас будут думать, что решение проблем России есть простое следствие разрешения в мировом масштабе проблематики гуманизма (или любого иного –изма), нас не ждет ничего хорошего. Думать имеет смысл над тем, какие реальные русские проблемы должны быть решены, и только с этой точки зрения рассматривать любые –измы. Реалполитик это не борьба за Принципы, но игра в национальных интересах. Не следует забывать, что всего четыре года назад при демократе Клинтоне объединенный правозащитный Запад гуманитарно бомбил Сербию в пользу исламистов-террористов албанцев. Это разве легче, чем нынешняя линия США при республиканце Буше? Опыт показывает, что либерально-правозащитная политика Запада для России гораздо тяжелее, приводит к большим жертвам и потерям. И если она, эта политика, дошла до своего предела, и США вынуждены были сменить политико-идеологические приоритеты, то необходимо для себя понять, так ли уж это плохо для русских интересов?

Существуют ведь и веские доводы в пользу войны, выгодности для России поддержать англо-американскую коалицию (не столько против Ирака, сколько против «старой Европы»).

Да здравствует война © rms1 

«Главное достоинство происходящей ныне войны заключается в том, что, по крайней мере при жизни нашего поколения, она окончательно похоронила прогнившие либеральные ценности – «право меньшинства», «нерушимость границ», «мнение международного сообщества». На месте этих рухнувших химер воссияли Право Сильного, Воля к Власти и Воля к Сопротивлению. Проводимый последние 15 лет либералами внешнеполитический курс России с полной очевидностью провалился. Война показала всем без исключения, что это было даже не преступление, это было хуже – ошибка. И следует по всей строгости вновь обретенных правых ценностей спросить с лиц, её допустивших – Яковлева, Козырева, Горбачёва, Ельцина и т.п. Война предоставляет абсолютное доказательство их провала. Война даёт беспрецедентный шанс правым ценностям в России утвердиться на неоспоримой основе пролитой крови. Да будет благословение Господне на поднимающихся сейчас в атаку американских и британских солдатах. Они сражаются за ПРАВОЕ дело».

Цинизм? Пусть так, но это медицинский цинизм, без которого невозможно врачевать наши русские проблемы.

Впрочем, полагаю, поворот в поддержку США, несмотря на все рациональные доводы «за», для Путина невозможен по суровым внутриполитическим причинам. Его власть слаба, а против такого маневра выступят не только «патриоты», но и «либералы».

Наши либералы, конечно, не посмеют глубоко критиковать возлюбленную Америку. И, тем не менее, современный открыто националистически-имперский стиль США им внутренне чужд. Либеральные СМИ скорее стараются акцентировать пропаганду на борьбе Великих Демократий с преступным тоталитаризмом Хусейна. Кроме того, в видах грядущих думских выборов отечественные либеральные политики по всем признакам готовятся позиционировать себя как защитники национальных меньшинств от русской ксенофобии. Они теперь, чтобы получить поддержку мусульман против русских (как то было по отношению к чеченской войне), склонны заигрывать с исламом и натуральными исламистами.

Подчеркну, повернуть настроения российского общества в пользу англо-американской коалиции мне кажется делом практически неподъемным. Однако помыслить в этом направлении – полезно и плодотворно.

Глобальная гегемония США в мире неизбежно влияет на идеологические установки международно-правовой сферы. При президенте Клинтоне американские демократы проводили курс либерально-космополитический: насаждение стандартов «открытого общества», глобализм, стремление действовать через подконтрольные международные структуры. Нынешний курс республиканцев при Буше II национально-имперский: откровенный приоритет Национальных интересов США, пренебрежение международными организациями, внутри страны опора на структуры «полицейского государства». В обоих случаях США без стеснения использовали военную силу в международных делах. Правда, при Клинтоне, в отличие от Буша, США старательно добивались санкцию от международных организаций – не ООН, так НАТО. Нельзя сказать, что эта манера облегчала положение России. Для России курс «либерально-космополитический» слишком обременителен, не оставляет никаких шансов. Нам кажется, что практикуемая ныне США «национально-имперская» доктрина Буша гораздо более адекватна стоящим перед Россией задачам, и является здравой платформой для достижения согласия с Америкой, потенциально позволяет более успешно отстаивать русские национальные интересы.

Какой итог американо-иракской войны в интересах России? Ну, мечтать о поражении США не следует. Однако трудности в одолении Ирака значительно изменят представления о возможностях США в сторону понижения, что очевидно на руку России. Важно суметь воспользоваться открывающимися возможностями в наших национальных и государственных интересах. Например так: «Решить Грузинский вопрос».

/Пионер, 23-30.03.2003г./


Norg-small BrK-small