[nationalism.org] [Страница Пионера] [Предыдущая статья] [Следующая Статья]

 

Портрет А. Лебедева

 

Как вернуть в Россию $130 миллиардов

НИС разработал модель возврата капитала

По оценкам отечественных и зарубежных экономистов, ежегодно из России за рубеж "утекает" 10-15 млрд. долларов. Таким образом, за последнее десятилетие из страны ушло не менее 150 млрд. долларов. Можно ли вернуть большую часть этих денег в отечественную экономику? Об одном из рецептов в интервью нашему корреспонденту рассказывает председатель Национального инвестиционного совета (НИС), президент Национального резервного банка (НРБ) Александр ЛЕБЕДЕВ.

- Недавно в Лондоне на международной конференции "Россия-2000: новая реальность - новые возможности" Вы изложили разработанный Национальным инвестиционным советом (НИС) план возврата в Россию перекочевавшего за рубеж капитала. Ваши предложения вызвали интерес и в правительстве, и у тех, кому адресован этот план. Однако пересказ информационных агентств недостаточен, чтобы уяснить все детали вашей инициативы. Не могли бы вы более полно представить и саму проблему, и механизм ее решения?

- Из 150 млрд. долларов, перекочевавших из России за рубеж в период с 1992 по 1999 годы, лишь 10% составляют криминальные доходы - от наркобизнеса, незаконной торговли оружием, рэкета, финансовых махинаций, в частности таких, как вывод активов из банков-полубанкротов и лжебанкротов. Возвращать эти неправедные деньги, безусловно, должны правоохранительные органы. Остальные 130-135 млрд. долларов - это законные доходы российских бизнесменов, которые в условиях нестабильности были легально или полулегально (через прорехи в валютном законодательстве) вывезены ими за рубеж.

[ Пример традиционной для наших либералов попытки посредством пустейшей болтовни отмыть свои “праведные” криминальные доходы и отделить их от гнусной наживы каких-то уж совсем кошмарно-ужасных извергов рода человеческого. Какое юридическое значение могут иметь самооправдания “нестабильностью ситуации” и “полулегальностью”?! Действительно существенное значение в этом вопросе имеет только позиция Запада, - сочтет ли он нужным в своих интересах сочувственно принять этот жалкий лепет. А если нет? - П.]

НИС давно заботил вопрос, как вновь привлечь этот капитал в Россию. Ответ на него подсказала сама жизнь. Сейчас, после известных скандалов в прессе, весь российский капитал, находящийся на Западе, считается криминальным. По этой причине деньгам российского происхождения очень и очень неуютно на чужбине. И, по сведениям НИС, многие российские предприниматели возвратили бы свои честные капиталы на родину, будь у них гарантии от произвола по образцу 17-го года и посягательств криминальных структур. Предоставление таких гарантий наряду с другими мерами способствовало бы возвращению в Россию нескольких сотен миллионов долларов в течение уже первого полугода.

[ А вот это уже серьезный разговор по существу. Действительно, «весь российский капитал на Западе» не только «считается» криминальным, но и является таковым. Причем не только на Западе, но и на Востоке, а также Севере и Юге, - по всем азимутам. Речь идет не обязательно только о прямой оргпреступности-уголовщине, но об очевидной системной чуждости «российского капитала» вполне цивильному бизнесу.

Также не вполне ясно, какого рода боязнь каких «криминальных структур» имеется в виду. Сам-то тов. Лебедев себя кем считает? И кто будет давать гарантии безопасности одним криминальным структурам от других? Кто предоставит гарантии «криминальным структурам» Гусинского, Березовского, Чубайса и прочих друг от друга? Кто?? Для реализации такой блестящей идеи необходим госпереворот, в смысле переворот всего нынешнего «демократического» государства. - П.]

Разговоры о необходимости вернуть блудные капиталы на родину ведутся давно и бесплодно. Предложения о том, как это сделать, самые разные - от жестких силовых методов до поголовной амнистии. А воз и ныне там.

В чем же причина неспособности государства репатриировать некриминальные деньги? Пожалуй, в том, что не было сколько-нибудь основательных попыток обеспечить условия для естественного притока ушедших за рубеж капиталов и не учитывались факторы, препятствующие этому. К таким факторам относятся слишком высокие ставки налогов, недоверие владельцев перекочевавших за рубеж капиталов к государству (люди не чувствуют себя в безопасности) и отсутствие конкретных инвестиционных предложений с внятными гарантиями от экспроприации.

Поэтому, чтобы привлечь пребывающие ныне за кордоном российские капиталы, надо трансформировать все эти препятствия в условия благоприятствования. Снизить ставку налогообложения добровольно репатриируемых чистых капиталов до 5-10% с суммы свыше 500 тыс. или 1 млн. долларов, а то и обнулить ее. Официально приветствовать возвращение этих денег соответствующим постановлением или указом, в котором будет очерчен круг их приложения - перспективные инвестиционные проекты. Поставить между владельцами этих капиталов и государством коммерческий инвестиционный банк (не в чемоданах же люди повезут сюда наличные). Разумеется, это будет не один избранный банк. Банков может быть много. Они должны назначаться либо указом президента, либо постановлением правительства, либо трехсторонней инструкцией Госналогслужбы, ЦБ и Минфина.

- Это будут некие избранные банки? Какие критерии отбора вы предлагаете?

- Это должны быть солидные финансовые учреждения с незапятнанной репутацией , способные проверять источники происхождения поступающих из-за рубежа капиталов и, следовательно, нести ответственность, если они окажутся нечистыми. Естественно, государство вольно определять, какой банк его устраивает, а какой нет. Но оно обязано не забывать, что следует выбирать банки и с учетом того, доверят ли им свои деньги клиенты, способны ли эти банки с выгодой для клиентов распорядиться их капиталом, то есть не потерять препорученные им суммы и выплатить доходы. При этом государство, в свою очередь, должно быть уверено, что определенное количество денег будет направлено банком в интересующие государство профильные проекты, например, в самолето-, судо- или автомобилестроение.

Удовлетворяющий всем этим требованиям банк должен предложить клиенту инвестиционный портфель, приносящий доход немного выше, чем на Западе. Банк также обязан защитить своего клиента от возможного произвола отдельных нечистых на руку налоговых чиновников, вознамерившихся шантажировать вкладчиков угрозой предвзятой проверки источников их доходов. Предупредить подобные действия должно помочь государство, в частности, путем предоставления именно банку, а не налоговой инспекции права аккумулировать информации о клиенте. На определенный, четко оговоренный срок. По его истечении у клиентов-предпринимателей, вернувших деньги в российские банки, будет выбор. Государство должно создать условия для их согласия "раскрыться", то есть декларировать средства как личные доходы.

- То есть по сути речь идет о доверительном сотрудничестве?

- Совершенно верно. Здесь для успеха дела необходимо сочетание взаимного доверия и встречных шагов клиента, банка и государства. Государство должно знать, что в таком-то банке, который устраивает это государство, находится такое-то количество денег, которые, как государство предполагает (только предполагает и соглашается с этим), принадлежат людям, в свое время переместившим эти деньги за границу. Банк является той стороной, которая гарантирует властям, что примет только чистые деньги и что они никуда из страны не денутся.

[ Ну, это апофеоз россиянского либерализма. Мало того, что наши либеральные «реформаторы» учиняли в стране внутренние налоговые офшоры и щедро раздавали таможенные и прочие льготы, так теперь – венец всего дела – предлагается ввести офшорнные персоны, т.е. законодательно институализировать олигархию. Обсуждается только размер первоначального «вступительного взноса» – один или три миллиона долларов.

Бросается в глаза неколебимая уверенность тов. Лебедева в способности предлагаемого им «инвестиционного банка» легко отделить чистые капиталы от нечистых. Не то это дело настолько немудреное, что под силу почти любому крупному банку, не то «инвестиционный банк» проектируется для «своих». Последнее вероятнее всего, - каждая олигархическая группировка собирается отмывать свои капиталы в своем банке. Государство просим не беспокоить. - П.]

Государство, в свою очередь, должно законодательно обеспечить регрессивную шкалу налогообложения, предложить всем владельцам чистых денег, выведенных за границу, воспользоваться системой возврата капиталов в течение года и гарантировать соответствующим указом президента их легализацию, если вернувшиеся деньги проработают по этой модели в российской экономике, скажем, два года. По истечении этого срока банк отчитается о проходивших через него деньгах из-за рубежа, после чего их владельцы будут расшифрованы. Они заплатят налоги с дохода, а с основной части в сумме, скажем, 1 млн. долларов возвращенных денег - текущую ставку подоходного налога, то есть 30%. К суммам же, превышающим 1 млн. долларов, как уже говорилось выше, целесообразно было бы применить низкую или убывающую ставку налогообложения либо до поры до времени не облагать их налогом вовсе. Впоследствии планку можно будет поднять до 2, до 3 млн. долларов. А на сегодняшний день, насколько я знаю, мало кто в России продекларировал 1 млн. долларов. Не более 100-200 человек. В том-то и проблема.

- Для того, чтобы эта схема заработала нужны четкие, исчерпывающие взаимные гарантии. От кого они будут исходить и как будут обеспечиваться?

- Полная гарантия может исходить только от Господа Бога. Возможно, что правоохранительные органы докажут, что в эти суммы затесались "нечистые деньги". Тогда вступит в силу УК РФ, после решения суда. Не исключено также, что найдутся коррумпированные чиновники, которые и через два года начнут доказывать на основе ложных данных, что какие-то из возвратившихся в Россию денег грязные. Вероятность последнего должна быть сведена к минимуму взаимными усилиями государства и уполномоченных им банков. Нормальное сотрудничество с правоохранительными органами - обязательно. НРБ, например, может гарантировать тщательную проверку происхождения возвращаемых денег - к ним не примешаются доходы ни от торговли наркотиками, ни от торговли оружием, ни прочие криминальные барыши.

[ Ну, положим, никакой банк тут ничего гарантировать не в состоянии. Занятно другое – перечень криминальных доходов. Из него упорно выпадают доходы от разграбления казны, включая уход от налогов и нарушения валютного законодательства. Очень характерное для наших либералов представление о «честном бизнесе». И они еще удивляются, что на Западе им указали их истинное место – у парши. - П.]

Допускаю, что какой-то банк может оказаться менее щепетильным. Поэтому пусть государство само решает, кому доверить посредническую функцию. На мой взгляд, проще и вернее всего взять 10-15 основных крупных банков, которые дорожат своей репутацией, и наделить их надлежащими полномочиями. Они откроют у себя счета, на которые российские бизнесмены, выразившие желание вернуть капиталы в Россию, будут зачислять деньги. Уверен, солидные коммерческие банки не станут подрывать свою репутацию из-за нескольких миллионов привлеченных денег, которые дают им всего-навсего комиссию как посредникам, но прибавляют головной боли из-за риска потерять репутацию. Поэтому не сомневаюсь, что крупные финансовые учреждения, дорожащие своим именем, не станут связываться с сомнительными деньгами, а все клиенты и источники их доходов будут тщательно проверены ими. Кроме того, можно договориться, чтобы в этих банках были созданы подразделения с участием межведомственного Центра по борьбе с легализацией незаконных доходов. Лично я не буду против. Полагаю, мои коллеги из других банков - тоже. Пусть Центр делегирует своих представителей, чтобы они вместе с банковскими служащими занялись проверкой клиентов. Такой механизм может сработать. Через три месяца я смогу ответить на запрос, сколько в моем банке находится денег по этой модели. Однако еще раз подчеркну, что доступа силовых и фискальных ведомств к фамилиям пока не должно быть. Наши потенциальные клиенты напуганы. В своих сомнениях они, кстати, отсылают нас к нашему собственному опыту, приобретенному в 1997 году, когда по ложному доносу человека, похитившего у НРБ деньги, против руководителей банка было сфабриковано уголовное дело. Сейчас оно закрыто, за отсутствием состава преступления ...

Но вернемся к делам насущным. Итак, нужно обеспечить, чтобы фамилии клиентов не были преданы огласке и не стали "достоянием" налоговых органов в течение определенного срока. Это будут счета юридических лиц-нерезидентов. И только уполномоченный банк будет знать, кто конкретно стоит за тем или иным юрлицом, - в противном случае деньги не придут. Поскольку у НРБ есть дочерний банк в Цюрихе, мы можем предложить открывать счета и там. Однако, подчеркну еще раз, стоящие за этими юрлицами персоны хотят пока не открываться государству, но намерены вернуть в экономику РФ свои деньги.

- К чему такая маскировка?

- Видите ли, никто на той стороне не рискнет поначалу обнаруживать свое имя из-за опасений разного рода. И если государство будет требовать открыть фамилии этих людей, то они не поверят в искренность его намерений. Это будет неверный шаг - и деньги так и останутся на зарубежных счетах. Государство должно сосредоточиться на борьбе с бандитами, казнокрадами, ворами и прочими владельцами криминальных денег.

[ Бред какой-то?! Кто же тогда из либеральных деятелей останется на свободе? Робкая попытка Примакова только лишь обозначить выполнение антикриминальной программы, - что во многом и предопределило падение его кабинета, - до сих пор вызывает приступы ненависти у либеральной интеллигенции, а верным барбосом Березовского Доренкой поползновения в сторону пресечения казнокрадства и поныне клеймятся как ужасная "примаковщина". Видимо, призвав государство к борьбе с преступностью, наш банкир просто отдал дань популизму. - П.]

 Одновременно должны быть приняты меры, чтобы лица, укравшие деньги или нажившие капиталы на наркотиках, на незаконной торговле оружием, на разграблении активов и спрятавшие их за границей, чувствовали себя и здесь, и там не в безопасности. Те же, кто заработал деньги честно, но предпочитал в условиях нестабильности держать их на зарубежных счетах, должны быть простимулированы определенными льготами и прикладной моделью взаимоотношений. Но упаси нас Бог от "масок-шоу" . Если хоть раз в банк-посредник нагрянут "маски-шоу", идею возвращения капиталов в Россию можно будет надолго похоронить. Вообще не надо никогда устраивать в банках "маски-шоу" - это подрывает доверие к банковской системе.

[ Нет, тов. Лебедев, доверие к «банковской системе» подрывает нечто совсем другое (ниже увидим что). Не говоря уж о том, что существующее в России криминально-финансовое сообщество величать столь напыщенно совсем не хочется. - П.]

- Допустим, ваша модель показалась убедительной владельцам находящихся за рубежом капиталов, и деньги пошли в Россию. Что с ними будет происходить здесь? Какова их дальнейшая судьба?

- Переведенные из-за рубежа деньги будут инвестироваться в согласованные промышленные проекты, представляющие наибольший интерес как для инвесторов, так и для развития отечественной экономики. НРБ, например, готов предложить многолетнюю программу по производству грузопассажирских самолетов Ил-96 М/Т и Ил-96-300 совместно с Эксимбанком США и ЕБРР. Второй проект - судостроение с участием украинской стороны, который предполагает конверсию наших долговых требований к правительству Украины. Эти проекты станут точками роста, способными потянуть за собой значительную часть обрабатывающей промышленности, следствием чего станет открытие новых рабочих мест и стабильные заработки сотен тысяч россиян. К ним можно будет добавить впоследствии проекты в автомобилестроении, ТЭК, ВПК. Возвратившиеся деньги могут быть использованы и для покупки акций основных компаний типа Газпром, ЕЭС, ЛУКойл, откуп российского внешнего долга. Но проекты промышленного развития наиболее важны.

- Вы уже получили отклик на ваши предложения от заинтересованных лиц?

- Да, в НИС уже обращаются конкретные люди, которые готовы были бы воспользоваться предлагаемой схемой под гарантии ряда фракций проголосовать за необходимые изменения в налоговом законодательстве. Таких людей немало. Они ждут конкретных решений. Слово - за правительством и депутатами нового созыва. Предварительное обсуждение показало, что большинство партий, которые представлены в новой Думе фракциями, сходятся во мнении о необходимости принятия поправок к законодательству, создающих благоприятные условия для возвращения капитала в РФ.

Наверное, после необходимых законодательных актов надо будет также регламентировать особый подход к налогообложению соответствующими соглашениями между уполномоченными банками и Госналогслужбой. Однако важно заранее условиться о том, что уполномоченные банки не будут до определенного срока передавать в Госналогслужбу фамилии лиц, не запятнавших себя криминалом и готовых принять участие в предлагаемом проекте, потому что люди будут бояться произвола, утечки информации к бандитам, вымогательства, запугиваний, даже несмотря на то, что они деньги не украли. Именно по этим причинам они хотели бы некоторое время сохранять свое инкогнито и просят нас дать гарантии на этот счет. Мы обещали им оказать всяческое содействие в этом вопросе. Однако сразу же предупреждаем тех, кому ни под каким видом не стоит обращаться ни в НИС, ни в уполномоченные банки, если таковые будут назначены. Прежде всего, это лица, имеющие отношение к искусственно обанкроченным банкам либо к преступным группам.

[ Хоть смейся, хоть плач. Оказывается, что лица, имеющие «отношение к искусственно обанкроченным банкам либо к преступным группам», хорошо известны. Интересно, должны ли подвергнуты остракизму лица, имеющие отношение к искусственному обанкрочиванию государства?

И чуть выше как-то глухо говориться, о «гарантиях ряда фракции». О ком бы это и о чем? - П.]

- Вернемся к вопросу о гарантиях. Перечислите основополагающие гарантии, которые должны быть предоставлены желающим вернуть капиталы в РФ, чтобы они убедились, что возврат денег безопасен и выгоден?

- Законодательная власть должна резко снизить или временно обнулить ставку подоходного налога с уровня декларированных доходов выше 1 млн. долларов. Исполнительная власть должна согласиться со схемой возврата в РФ чистых денег и издать соответствующие указы и постановления. Я не исключаю, что они могут и не понадобиться. Новой власти верят. Ее слова не расходятся с делом. То есть вполне возможно двигаться вперед и без формальностей. НИС при этом может стать своего рода мировым судьей, наблюдающим за инвестициями возвращенных в Россию денег и практикой отношения власти к людям их возвращающим. Разумеется функция НИС будет лишь общественно-консультативной.

На мой взгляд, не следует использовать применительно к гарантиям термин "амнистия", как это предлагают некоторые партии. Криминальные деньги амнистированию не подлежат, а к владельцам некриминальных капиталов слово "амнистия" неприменимо. Напомню, что речь идет о суммах в десятки миллиардов долларов легально заработанных и вывезенных денег. Значительная часть этих денег при использовании предлагаемой схемы может в довольно короткие сроки влиться в отечественную экономику. Нужны ли нам в таком случае будут кредиты МВФ и прочие заимствования? Во всяком случае, это не вопрос жизни и смерти, особенно при столь неэффективном использовании занимаемых денег, как в последние 5-7 лет. К тому же не стоит забывать, что внешний долг РФ уже достиг 160 млрд. долларов.

- А теперь - провокационный вопрос. Не изобретена ли предлагаемая Вами модель в корыстных целях, чтобы за счет притока свежих капиталов (вы же не исключаете ваш банк из описанной схемы) поправить собственные дела? Насколько я знаю, Национальный резервный банк и ряд других российских банков испытывают сегодня определенные трудности, связанные с проблемой урегулирования расчетов по форвардным (срочным) валютным контрактам с зарубежными кредитно-финансовыми учреждениями. Как мне известно, эта проблема, возникшая вследствие девальвации рубля после финансового кризиса в августе 1998 года, в последнее время обострилась и вылилась в судебные разбирательства как в России, так и за рубежом. Есть мнение, что вы пропихиваете свою модель возврата капиталов, чтобы залатать прорехи. Как вы прокомментируете эту точку зрения?

- У Национального резервного банка достаточно собственных сил и средств, чтобы решать свои проблемы, чем бы они ни были вызваны. Что касается увеличения активов, то это, разумеется, выгодно любому банку. Но для меня понятие выгоды всегда базируется на взаимности. Мы смотрим на проблему возврата капитала шире. Если речь идет о притоке десятков миллиардов долларов в десятки банков, то это выгодно всей банковской системе и всей отечественной экономике, потому что эти деньги будут вложены в развитие реального сектора. В итоге это выгодно и государству, и его гражданам. Так что выгода здесь многосторонняя. У нас заявок по этой схеме пока на 70-100 млн. долларов. Остальное в основном уйдет в другие банки.

- Коль скоро были упомянуты форвардные контракты, то хотелось бы внести ясность в этот непростой вопрос, который сопровождается недомолвками и разного рода домыслами. В чем истоки и суть этой проблемы? Насколько справедливы требования западных контрагентов к российским банкам, на чем они основываются?

- Корни проблемы форвардных контрактов следует искать в спекулятивных сделках на рынке ГКО/ОФЗ в период, предшествующий его краху. По моему убеждению, форвардные требования ряда западных банков к российским являются юридически ничтожными. Они не оформлены. Должные договоры и другие документы отсутствуют. Я не исключаю и сознательных фальсификаций - сговор дилеров российских банков и их иностранных "подельников". Доказать это нелегко, но можно. Значительная часть ГКО/ОФЗ куплена на деньги российских резидентов, оформленные на нерезидентов в результате утечки капиталов в докризисный период. Они заходили на наш рынок через зарубежные банки. Многие западные "инвесторы", а по сути спекулянты вкладывали в рынок ГКО/ОФЗ средства своих клиентов, которые изначально имели российские корни. После смены национальной принадлежности, ранее вывезенные из России капиталы реинвестировались во внутренние государственные долговые обязательства, так как они приносили высокий доход. Для проведения этих операций использовался следующий прием. Западные банки, предоставившие убежище "сбежавшим" из РФ капиталам, требовали от клиентов в лице нерезидентских компаний, за которыми на самом деле стояли российские резиденты, заключить с ними для гарантии от рисков так называемую фидуциарную сделку. При фидуциарной сделке находящиеся на счете доллары служили залогом применительно к покупке рублей и последующему приобретению ГКО/ОФЗ. Допустим, российский резидент скрыл на нерезидентской компании 10 млн. долларов, депонировал эти деньги в западном банке и дал ему указание купить на них рубли, а на рубли - внутренние государственные долговые обязательства (ГКО/ОФЗ). В свою очередь, иностранный банк поставил условием сделки ее обеспечение депонированной клиентом валютой, объяснив это тем, что не верит российскому правительству, а также ссылаясь на то, что местное регулирование требует 100-процентных провизий против покупки рубля и ГКО. Логика банка понятна: если русские ему не заплатят, то он спишет валюту с клиента. Что и произошло во многих случаях. А если русский клиент - криминальный авторитет? Иностранные банки, участвовавшие в подобных схемах, списали валюту с российских клиентов в свою пользу, а теперь стремятся вернуть ее в пользу тех самых клиентов. Таким образом, сами банки-нерезиденты, ничего не потеряв, сегодня вознамерились выколотить эти форвардные требования не всегда честными способами с российских банков, которые не рухнули в результате кризиса.

[ Прекрасная иллюстрация к рассуждениям об истоках доверия/недоверия к национальной банковской системе. Какие там «маски-шоу»?! – это дело десятое. Суть же в том, что во главе банков в большинстве своем у нас стоят люди с сугубо мелкоуголовным менталитетом (так называемая интеллигенция). И вот как они решают вопрос своих обязательств перед партнерами и клиентами.

Сначала заявляют, что требования партнеров «не оформлены», что «документы отсутствуют» (!) и все претензии «юридически ничтожны». Тогда вроде бы и предмета для разговора нет. Но, видимо, все-таки есть. И дерзкие кредиторы обвиняются в «утечке капиталов» и бесчестной спекуляции (!) на рынке ГКО/ОФЗ, а западные партнеры в нечестности и в том, что их клиенты – «преступные авторитеты». Короче, всем, кому должен, прощаю. Разволновавшись только от одного предположения, что кто-то рискнет нагло напомнить о его обязательствах перед партнерами и клиентами, наш банкир напрочь позабыл свои несколькими абзацами выше рассуждения о «законных доходах бизнесменов», и что «крупные финансовые учреждения» побрезгуют «связываться с сомнительными деньгами».

Наглядно продемонстрирован образ мысли и действия нашей либеральной интеллигенции, что очень хорошо видно по ее отношению к скандалу с Bank of New York и шумной «патриотической» поддержке маразматического иска мадам Кагаловской к своим бывшим благодетелям. Думаю, этот иск поставил окончательную точку на попытке наших жидо-либералов интегрироваться в «мировую элиту». И, слава Богу! Только их там еще не хватало. - П.]

Для того, чтобы не допустить этого, мы должны решить ряд проблем. Например, проблему непризнания решений российских арбитражных судов за границей. По мере того как мы становимся частью европейской и мировой правовой культуры, возникает проблема различных юрисдикций. Она состоит в том, что решения иностранных судов, касающиеся российских юридических лиц, автоматически признаются, а решения российских судов в отношении иностранных компаний и кредитно-финансовых учреждений чаще всего остаются без внимания. Так, год назад мы предъявили иск одному крупному иностранному банку, связанный с недействительными форвардными контрактами. Тот, в свою очередь, подал иск на нас в нью-йоркский суд. Несмотря на то, что мы выиграли дело в российских судах, его иски были удовлетворены, а решения российских судов игнорируются. При этом были нарушены положения Конвенции ООН (Нью-Йорк, 1958 г.) о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений, поскольку ранее наш арбитражный суд запретил нашему контрагенту совершать действия, ущемляющие интересы НРБ. С тех пор мы наносим друг другу серьезный урон. И в этом конкретном случае нам необходима помощь государства. Здесь без поддержки МИДа, Минюста нам не обойтись. Я сказала "нам", потому что эта проблема касается многих российских банков.

 «ИЗВЕСТИЯ» №79 (25671) от 28.04.2000, страница: 5

Norg-small BrK-small