[nationalism.org] [Страница Пионера] [Предыдущая статья]

[Следующая Статья]


Особенности национального Либертарианства

- Они опять взялись за свое!

- Кто взялся за свое?

- Как – кто? Единорог и Лев, конечно, отвечал Король.

- Смертный бой за корону? - спросила Алиса.

- Ну, конечно, - сказал Король. – Смешнее всего, что они бьются за мою корону! Побежим, посмотрим?

/Л.Кэрролл “Алиса в Зазеркалье”/

За последний год (с пришествия в Кремль Путина) в российском либеральном лагере обозначилось течение “национал-либерализма” (выделившееся пока лишь идеологически). Среди либеральных интеллигентских масс это движение мысли большой популярностью не пользуется, и, думаю, ему так и суждено оставаться забавой интеллектуальной элиты. Широким массам нашей либеральной интеллигенции ближе и понятнее традиционная доктрина россиянского либерализма: Все пропьем, гармонь (в смысле СМИ) оставим и будем на оной гармони исполнять антитоталитарные частушки. Уговорить наших интеллигентов нарушить верность этим своим вековым Идеалам практически невозможно. Собственно говоря, уничижительную кличку “национал”-либералы в оборот ввели именно они (демшиза), имея в виду донос по инстанциям Мирового сообщества на злоумышление ренегатами общечеловеческих ценностей русского, должно быть, нацизЬма. Так что известным влиянием и даже самим существованием этот самый “национал-либерализм” обязан исключительно сочувственному отношению нынешней российской власти, которая остро заинтересована открыть средь океана отечественного Либертарианства хоть какие островки элементарного здравого смысла (пусть даже и почти необитаемые).

К слову, определение нового либерализма как “национального”, а не “патриотического” – вполне правильное. Только объяснять почему это так довольно долго, т.к. сначала придется разъяснять разницу между Национализмом и Патриотизмом, что нас уведет слишком далеко от отечественных реалий. Тем более что сами вдохновители национал-либерализма (назову только известных публицистов М.Леонтьева и М.Соколова) едва ли принимают во внимание подобные тонкости.

Можно провести историческую аналогию идейной эволюции постсоветского “либерализма” с процессами либерализации России в 19 веке. В некотором смысле прототипом постсоветских “национал-либералов” являются русские славянофилы 19 века. Исторически в своей основе славянофильство – это тоже русское западничество, но не первобытное, а сумевшее сделать шаг в своем развитии. Несколько утрировано логика здесь такова: если Запад прежде всего утверждает свои национальные интересы, то и нам, подлинным русским западникам, надлежит отстаивать национальные интересы России, а не того же Запада. Как следствие, проекцией “пангерманизма” в России должен явиться “панславянизм”, а не германофильство. Несомненно, что для отечественной интеллигенции подобное понимание “западничества” это огромный шаг в умственном развитии.

К существенным политическим слабостям славянофильства следует отнести ту его особенность, что оно не сознавало свою вторичную западническую природу, а полагало себя течением в России вполне “почвенническим”. Тут расхождение с нашим национал-либерализмом кардинальное, т.к. современный российский национал-либерализм всякую идейную “самобытность” изначально на дух не переносит. Самобытность России для него не тенденция, но реальный факт, т.е. некие объективные обстоятельства, с которыми разумным людям надлежит считаться.

Наиболее остро и непримиримо противоречия “национальной” и сервильной фракций российского либерализма проявились в отношении к чеченской войне. Либеральная интеллигенция, выразив свое традиционное убеждение, что поражение “российской власти” приблизит час освобождения российского населения от государственной деспотии вообще и, следовательно, будет способствовать торжеству либерализма в России, в отношении Ичкерии выдвинула любимый лозунг “за нашу и вашу свободу!”. Причем под адресатом благородных чувств подразумеваются вовсе не захваченные чеченцами рабы и заложники. Это исконное интеллигентское пораженчество крайне раздражает национал-либералов, которые основательно полагают, что все это юродство за чужой счет доведет не до “либерализма” с “правами человека”, а опять кончится “17-м годом” и гулагам. Пожалуй, это единственная внятная позиция идейной консолидации национал-либералов. В остальном ситуация крайне запутана.

Национальный либерализм в России социальных корней не имеет. Это особенно заметно по приверженности его адептов крайнему антикоммунизму/антисоветизму, что для них, с одной стороны, есть догма и символ веры, а, с другой, их риторические упражнения в антисоциализме явно носят отвлеченно формалистический характер. Правда, обвинения национал-либералами своих противников в либеральном лагере (так называемых общечеловеков) в латентном большевизме – как последней стадии беспредельной интеллигентности - довольно точны. Тем не менее, несмотря на политическую неукорененность в России национал-либерализму суждено на некоторое (думаю, не продолжительное) время, несмотря на высокую неопределенность, стать весьма влиятельным политико-идеологическим течением. Для нынешнего правящего класса (путинского призыва) проблема заключается не столько в переоценке самого “либерализма”, сколько в том, что будет принято и определено в качестве “национальных” приоритетов. Дело усугубляется еще и тем, что представления о “либерализме” и “национализме” в российском общественном сознании вообще весьма смутные.

Ощутив “социальный заказ” на Национальный либерализм самые разные силы пытаются по-своему сформулировать его доктрину. Ниже привожу фрагмент из написанной для Библиотеки “Россия!org” раздела “Либерализм: За и Против” статьи “Австрийская школа либертарианства и ее российская “камчатка”. В целом, статья посвящена анализу “научных” оснований отечественного либерализма и имеет четыре части:

  1. Либерализм как наука

  2. Хартия либеральных вольностей в России

  3. Два либерала

  4. Тайна Австрийской школы

Вниманию читателей предлагается третья часть “Два либерала”, как близко касающаяся вопросов политических, в том числе и последних либеральных интерпретаций национальных аспектов опыта реформирования РФ в 90-е годы. Анализируется дискуссия авторитетных экспертов либерализма Б.Львина и С.Кордонского. Нетрудно видеть, что России приготавливают “новый курс” либерализации, особенно впечатляет программа “русского национализма” Б.Львина.

Не так плох либерализм сам по себе (если под этим понимать приверженность Свободному предпринимательству), как опасны те силы и представляющая их интересы Интеллигенция, которые ныне в России насаждают “единственно правильное либеральное учение”.

 

III. Два либерала

“ – Это всего-навсего погремушка, - сказала Алиса, всмотревшись. – Старая погремушка … Старая никуда не годная погремушка!

- И вовсе она не старая! – закричал Труляля, разъярясь пуще прежнего. – Она совсем новая! Я только вчера ее купил! Хорошая моя … новая моя … ПОГРЕМУШЕЧКА! …

- Что ж, вздуем друг дружку? – спросил Труляля, внезапно успокаиваясь.

- Пожалуй, угрюмо отвечал Траляля, вылезая из зонтика. – Подеремся часов до шести, а потом пообедаем”.

/Л.Кэрролл “Алиса в Зазеркалье”/

Весной с.г. внимание просвещенной политэкономической общественности привлекла виртуальная переписка известных отечественных гроссмейстеров либерализма Б.Львина и С.Кордонского, посвященной некоторым фундаментальным вопросам реформирования РФ. Собственно говоря, ажиотаж был вызван не столько содержанием (дискуссия экспертов отечественного либерализма примитивна по сути и наредкость занудна по форме), сколько тем пикантным обстоятельством, что Симон Кордонский вскоре неожиданно получил назначение в Президентской администрации. Вот пытливая общественность и попыталась вникнуть в кредо Симона, имея в виду предвидеть политику новой власти. Уж лучше бы она (общественность) гадала на кофейной гуще. Идеалов и самых разных у нашего Интеллигента всегда хватало, а вот убеждений отродясь никаких не водилось. Тем не менее, сей ученый диспут представляет для нашей темы некоторый интерес. Речь там зашла о научных основах либерального мировоззрения, а в заключение Кордонский даже нарисовал табличку разногласий  с оппонентом по “базовым понятиям”.

Зачином высоко ученой дискуссии послужила статья “О некоторых проблемах российских реформ в период после президентских выборов” известного либерального экономиста Б.Львина, давно нашедшего себе и стол и дом в США, но не забывающего бескорыстно от чистого сердца давать советы, как нам обустроить свое Несчастное отечество. Статья вовсе не об экономике – пугаться не надо! Доморощенные “либеральные экономисты” к концу 90-х почти совершенно забросили жанр публицистики на экономические темы (приходится терпеливо ждать пока публика напрочь позабудет сличать их прежние писания с событиями августа 1998г.). Теперь у “либеральных экспертов” модно писать в ключе, который скорее к лицу каким-нибудь институцианалистам. Так вот, при первом внешнем осмотре оказывается, что Б.Львин проповедует … русский национализм. Померещится же такое! Чудны дела твои, Господи. Ну да все по порядку.

Наверное, многие замечали, что неизменным результатом либеральных изысканий, проводимых на Западные гранты, является непреложный вывод о неизбежности и благотворности дальнейшего распада России. Известно, что наши либералы принципиальные противники любой даже гипотетической возможности некого “особого пути России”. И раз они, наступив на горло собственной песне, вынуждены сами начертать этот “особый” (т.е. отличный от Западного) маршрут России к Либерализму - через ея распад и утрату государственности русским народом, - то разве это не свидетельствует о беспристрастности и щепетильной научной объективности наших либеральных экспертов? Ведь на Западе современное либеральное общество исторически формировалось исключительно путем политико-экономической централизации, любой сепаратизм беспощадно подавлялся. Б.Львин предлагает отбросить эти распространенные на Западе предрассудки, как “пережиток вульгарного марксизма, с его догмой о “первичности экономических факторов”. Определенно, мы вполне можем вверить себя честности и добросовестности нашей либеральной интеллигенции.

Либеральный экономист Б.Львин открывает большой секрет стратегии маленькой компании “либеральных реформаторов” 90-х годов: их главной целью отнюдь не являлась, как мы доверчиво полагали ранее, “экономическая реформа в узком смысле – то есть проблемы освобождения цен, конвертируемости рубля, коммерциализации предприятий, реформа внешней торговли, приватизация и т.д.”. Это всего лишь “технический уровень” проблемы недостойный наших Стратегов либерализма. Они видят глубже и дальше обывателей (иногда за правильное поведение именуемых автономными индивидами/личностями): как прежде “подлинным препятствием преобразованием было само существование СССР”, так и ныне подобной помехой Прогрессу является “противоестественное, изжившее себя государственное образование” по имени Российская Федерация. В сущности, РФ – это лишь промежуточный этап “непоследовательного, даже сейчас не вполне завершенного” распада СССР. Как мы всей прогрессивной общественностью эту зажившуюся на этом свете РФ окончательно оприходуем, так и воссияет солнце подлинного Либерализма над просторами бывшей 1/6 части земной суши.

Надо сказать, что расчленение России это у наших кошерных либералов шизоидный “пунктик”, и как они на этого конька-горбунка влезают, так утрачивают последнюю способность связанно рассуждать. Б.Львин исключения не составляет и несет всякую несусветную околесицу: областное деление РФ – “превратилось в необсуждаемую, исторически заданную реальность”, областное “самосознание” преобладает над общерусским, “интенсивность местных хозяйственных связей на границе регионов снижается, возрастая по мере приближения к региональному центру”, “именно на уровне регионов наблюдается процесс реального демократического участия населения в управлении” и т.п. либеральные чудеса областного значения.

Далее приведу отрывок из Б.Львина, ясно свидетельствующий о скудоумии автора, и на каких идиотов он рассчитывает свои “либеральные” рецепты:

Во-первых, действительно ли распад страны – любой страны – представляет собой “угрозу”? Угрозу – для кого? Если население какого-то региона выступает за отделение, за самостоятельное государственное существование, то очевидно – для него такая сецессия будет благом, а не угрозой. Следовательно, речь идет о тех, кто в данном регионе не живет (пограничный случай смешанного населения мы здесь оставим в стороне). То есть фактически имеется в виду сожаление о том, что кто-то смог выбрать желаемый ему способ государственного существования. Вряд ли следует всерьез рассуждать о таком сожалении.

Во-вторых, даже если распад страны происходит вопреки подлинным интересам населения отделяющейся части (случай, надо сказать, совершенно нереалистичный), то следует ли насильственно препятствовать такому отделению? Безусловно, нет – так как ничто не препятствует воссоединению разделившихся частей, как только ошибочность разделения будет осознана. Параллельно сепаратистским движениям в истории всегда существовали движения ирредентистские (Каков слог! – непроходимая ученость. – П.), то есть направленные на воссоединение территорий в единое государство. Именно таким образом появились на карте современной Европы Германия, Италия, Польша, Румыния. Именно к такому воссоединению стремились “сепаратисты” Нагорного Карабаха и Приднестровья”.

Едва ли за очевидностью ответа есть смысл мучиться вопросом, посмеет ли Львин публично (в свободной американской прессе) сожалеть о не случившемся в середине 19в. распаде США, которому тогда воспрепятствовала довольно свирепая гражданская война? Соответствовало ли разделение США “подлинным интересам населения отделяющейся части” или это как раз тот самый “совершенно нереалистичный” случай? И вправду ль Львин такой либеральный остолоп, что не догадывается ни о каких иных препятствиях к воссоединению народа и страны, кроме недостаточного осознания населением “ошибочности разделения”? Ведомо ли Швондерам либерализма, каким образом и какой ценой в свое время объединялись Румыния, Польша, Италия, Германия (дважды: в 19 и 20 веках) и не было ль у них при этом каких сторонних “препятствий”? И неужели Львин от лица Либерализма готов поддержать право на присоединение к России желающих того частей Украины, Казахстана, Эстонии, Латвии, Грузии, Азербайджана?! Свежо преданье… Может быть, достаточно напомнить нашему прекраснодушному либертарианцу об остервенелой борьбе внешнего и внутреннего Мирового сообщества против воссоединения РФ и Белоруссии.

Иногда кажется, что, притомившись учиться в еврейской школе для особо одаренных детей, люди сразу подаются в либеральные эксперты. Вот Львин открыл рецепт Вечного мира:

Национальная государственность – не награда за хорошее поведение, а неотъемлемое право компактно проживающего народа. Собственно, именно признание этого постулата и может считаться критерием новой цивилизации. Европейские народа заплатили двумя мировыми войнами за нежелание признать этот принцип – зато сейчас они впервые в истории могут не опасаться друг друга и не вооружаться друг против друга”.

Как занимательно! Небезызвестный А.Гитлер боролся за реализацию именно этого милого сердцу нашего либерала Постулата/Принципа в Чехословакии и Польше. Чехословакия в 1938г. перед Постулатом отступила, упрямство Польши в 1939г. явилось причиной Второй мировой войны, так?

И, собственно говоря, когда же это Запад успел признать Львинский Постулат?! Во внешней политике, да, случается выборочно, а во внутренней до сих пор наблюдаются строго обратные тенденции. Про США и говорить нечего. В Западной Европе налицо преобладающее стремление к интеграции и ослаблению “национальных государственностей”. Приходится только поражаться, что за оригинальный “либерализм” проповедуют наши либертарианцы для России? Видимо, это такой специальный либерализм для людей с “психическим расстройством”, которое Львин авторитетно диагностировал у русских (такая вот либеральная психиатрия, “карательная”?).

Вообще-то, России до окончательного торжества Либерализма остался, по мнению Львина, всего один шаг, последний: “Когда мы сможем решиться на главное – признаем независимость Чечни, территория которой в любом случае после 1991 года России уже фактически не принадлежала – все остальное, включая экономическую реформу и реформу регионального устройства, окажется легко решаемой технической проблемой”.

Зачем же дело стало? Мешает сугубая “инстинктивная” аморальность Путинского электората: “В значительной степени поддержка избирателя была связана с частичной актуализацией самых темных сторон общественного сознания – подспудной готовности к осуществлению геноцида (“закатать Чечню в асфальт”), который, в свою очередь, отражает существование комплексов вины и неполноценности”. Нашему либеральному интеллигенту даже в голову не приходит, что грабить, насиловать и убивать русских людей безнаказанно нельзя. Едва ли Б.Львин осмелится вслух произнести, что ненависть евреев к нацистам отражает их “комплекс вины и неполноценности”. Впрочем, не будем отвлекаться на обычное интеллигентское хамство.

Во всяком случае, ясно, что политика либеральной “регионализации” РФ – ичкеризация всей страны. Дескать, такой путь повысит ответственность местных властей за свои решения: “Регион, принявший на вооружение неэффективные принципы регулирования и налогообложения, столкнется с оттоком наиболее производительного населения и капитала”. Во как! Например, чуть ли не половина работоспособного населения Азербайджана и более половины чеченцев из Ичкерии давно перебрались в Россию. И что же, какова реакция Алиева и Басаева? Согласно Львину в таком случае этим региональным лидерам надлежит предложить провести “чрезвычайные выборы или референдумы по тем или иным вопросам”. А что, могут и провести какое-нибудь электоральное мероприятие, не жалко. И, вообще, знают ли ОНИ, что такое Добродетель?

Следует правильно понимать мотивы либерального реформаторства Б.Львина: “Конечно, очень хотелось бы видеть Россию среди стран-реформаторов первого типа, в кругу новаторов и первопроходцев”. Этот человек подлинный патриот, обеспокоенный приоритетом России: “Первый тип предполагает принятие ряда мер подлинно революционного характера, не прошедших проверку и испытание в других странах”. Догадываясь о глубине морального и психического падения русских, и не надеясь увлечь их своим нравственным примером, Б.Львин придумал хитрый ход – поманить упрямую русскую зверюгу “национализмом”. Так прямо и заявил о необходимости “формирования российской государственности как государственности русского народа”, которая государственность всегда являлось истинной целью ликвидации СССР. Поскольку “современный русский народ отличается как раз совершенно невиданным уровнем национального единства”, то гипотетический распад России – “воображаемая угроза”. А по сему надлежит: милицию полностью подчинить местным властям, внутренние войска, спецслужбы и таможенные органы – ликвидировать, финансирование армии отдать на усмотрение областей, саму федеральную власть “сформировать из представителей регионов” и прочее в том же духе. Между прочим, предложенные Львиным полная отмена валютного контроля и 100% резервирование банковских вкладов при финансовой политике “валютного управления” - равнозначно фактическому отказу от национальной денежной единицы.

Также ставшей на “цивилизованный путь” стране не пристало огорчать Мировое сообщество и его доброго Дядюшку Сэма русской атомной бомбой. Зачем эти ядерные безделушки сборищу провинциальных “демократов”? Так, суета одна, гордыня и лишние расходы: “Стоит задаться вопросом – неужели сегодня жители Белгородской области ощущают внешнюю угрозу достаточно серьезной, чтобы содержать, например, атомные подлодки, в то время как жители Сумской области (не говоря уже о жителях Луцкой области или Краковского воеводства) не считают свое стратегическое положение резко ухудшившимся? Видимо, на этот вопрос отвечать должны сами граждане, сами налогоплательщики. Механизмом же поиска ответа может стать переход на финансирование военных расходов из добровольных взносов регионов, согласуемых в рамках межрегиональных институтов (типа Совета Федерации)”. А кто намека не понял, тем даем подсказку: “Более того, три страны – Украина, Казахстан, Белоруссия – впервые в мире продемонстрировали, что одностороннее ядерное разоружение возможно”. Теперь и самые тупые должны смекнуть, что к чему.

После проведения означенных либеральных мероприятий согласно стратегического замысла Б.Львина русским надлежит вплотную заняться инородцами:

Нормальная” Россия – это Россия русская, страна русского народа, не пытающаяся насильственно пристегнуть к себе территории, компактно населенные теми, кто к русскому народу себя не относит. В нормальной национальной стране вполне могут находиться недостаточно компактные национальные меньшинства или меньшинства, проживающие компактно, но не претендующие на самостоятельную национальную государственность. Ненормальность нынешнего состояния ярче всего проявляется в существовании нелепого, стыдливого выражения “россияне”.

И процесс либерализации пойдет! Л.Д.Троцкий был автором формулы “армию распустить, мир не заключать”. Б.Львин в современных постсоветских условиях творчески переосмыслил методу Льва Давидовича в отношении России: армию распустить и объявить, что “после всех событий, произошедших после 1989 года, говорить о “нерушимости существующих границ России” просто несерьезно”. О границах Ичкерии мы говорим серьезно, с надрывом и пафосом, а Россия – понятие географическое с сомнительным тоталитарным прошлым.

Бояться либерального будущего не надо! В современной России, как известно каждому интеллигентному человеку, нет ничего кошмарнее “института разрешительной прописки”. Ее отменят! И затем все дадут друг другу торжественную клятву-обязательство “соблюдения прав любого гражданина России”. И Басаев даст, отчего же не дать. Аминь.


Затем между экономистом Б.Львиным  и социологом С.Кордонским  случается дружеская дискуссия, которая целиком укладывается в жанр разговоров еврейской интеллигенции “о России” и этих странных умственно и психически ущербных “русских”. Обе стороны самонадеянно полагают свой диспут Научным, поскольку густо употребляют (не к месту и без всякой на то необходимости) ученые слова. В целом, уровень и глубина дискуссии таковы, что начинаешь отчетливо видеть: элита нашей либеральной Интеллигенции – сообщество непуганых Швондеров, знающих единственный спасительный рецепт ото всех бед (Что делать?) – хоровое (круглосуточно по всем СМИ) пение либеральных гимнов. Этот наш коллективный Швондер никак не может определиться, отчего в результате его чудесных Реформ развалилось коммунальное хозяйство (Кто виноват?). Рассуждения наших героев о “научности” их теорий, о Поппере и т.п. возвышенных предметах читать без слез невозможно. Понятно, почему либеральная интеллигенция столь враждебна существованию самостоятельных научных школ в России и за годы “реформ” многое сделала для разрушения и дискредитации Науки в России. (С.Кордонский “О реформаторском зуде”  - ссылка на эту статью на сайте Сапова неправильная - утверждает: “В силу отечественной специфики идеи реформирования также должны быть позаимствованы, они по определению (! – П.) не могут возникнуть в России”.) Только если интеллектуальный потолок страны не будет превышать уровень средних ПТУ-техникумов (аналоги коих у нас ныне гордо именуются колледжами, лицеями, Международными университетами и т.п.), наши либералы имеют шанс сохранить статус “экспертов” (в их случае, проповедников-вульгаризаторов заморских учений).

Наибольший интерес представляет не само по себе формальное содержание переписки Львин-Кордонский, а ее социально-идеологический контекст. Подлинный контекст обе стороны старательно обходят – в доме повешенного не говорят о веревке. Хотя Кордонский и допускает циничные намеки на некоторые скользкие обстоятельства, Львин делает вид, что этих неполиткорректных среди либералов экивоков оппонента не понимает, однако от волнения проговаривается. Б.Львин: “В этой связи имеет смысл обратить внимание на одно серьезное заблуждение, в последние десятилетие освященное именем Хайека. С его легкой руки стало модным говорить о “спонтанном развитии”, “спонтанных процессах” и о якобы особом преимуществе последних перед “социальной инженерией”. Такой подход считается чуть ли не особенно либеральным. В реальности же это просто грубая ошибка. Спонтанность общественных процессов – исключительно кажущаяся”. 

Что за “заблуждение десятилетия”, освященное именем апостола либертарианства Хайека? Дело в том, что почти все десятилетие “реформ” наши либералы проповедовали учение о “естественности” Либерализма. Дескать, стоит только упразднить государственную деспотию и “освободить” индивида от гнета противоестественных бюрократических установлений, как незамедлительно воцариться Свобода, а венцом ея будет – Либерализм. (Б.Львин: идеалом я считаю ликвидацию государства как общественного института.  Тут наши либертарианцы лихо обскакали даже коммунистов, которые предполагают отмирание государства не вообще, а в лишь смысле аппарата классового насилия.) После ликвидации государства все именно так, как предначертано либеральными экспертами, и должно произойти, ибо полноценный свободный индивид по самой своей “естественной природе” стихийный либертарианец. По елико всякая “социальная инженерия” либеральным агитпропом третировалась как злобная социалистическая выдумка, источник и составная часть всякого тоталитаризЬма. Как видим, либеральная элита уже сменила установки, а ее агитпроп, насколько я могу судить, продолжает прежнюю линию.

Кордонский пытается выяснить у Львина, как “единственно верное либеральное учение” объясняет тот факт, что русские “не хотят идти на либеральное поле чудес” даже будучи в своей массе освобожденными не только от гнета государства, но и почти ото всех иных благ цивилизации (осталось только отключить им воду, газ и электричество), уж, не в том ли причина, что русские – душевнобольные? Впрочем, не следует ехидство Кордонского принимать за ренегатство либеральному лагерю. Симон вполне твердо стоит на исходной точке всякого либерального интеллигентствования в России (плач о горькой судьбе реформаторов вообще и Алика Коха в частности, исполнение С.Кордонского, “О реформаторском зуде” ):

Любая самая хорошая идея в этом государстве при попытке практической реализации обращается в свою противоположность. И дело не в качестве идей, а в самом государстве”.

- Что за удивительная страна! – воскликнул главный Либералиссимус. – В стране, населенной ужасными вороватыми русскими, к тому же перманентно угнетаемыми чудовищно бандитским-террористическим государством, волшебным образом народилось целое поколение “честных и интеллигентных”, как они сами себя называют, Либеральных Реформаторов. Поистине Чудо! естественно, Юдо.

Эти славные ребята в начале 90-х годов пришли к власти с “хорошей идеей” не воровать и на прогрессивный либеральный лад модернизировать страну, а уходят, получив в мировой прессе громкое имя “русской мафии”, оставляя за собой пепелище. Будь ты проклята, Россия-сука, пожирающая своих самых талантливых поросят! Да-с. Либеральная интеллигенция второй век верна себе.

Кордонский даже не ревизионист “единственно верного либерального учения”, а скорее оппортунист. Он предлагает “реформаторствовать” годить с целью дать всем роздыха (заодно позволить государству накопить ресурсы, а то “реформировать” почти совсем ничего не осталось). Львин же напротив требует со всей либеральной непреклонностью продолжить насиловать страну и впредь. На это Кордонский местами ернически, местами раздраженно объясняет оппоненту, что нынче в РФ старыми либеральными хохмами не проживешь, – Мы не в Чикаго! – кудри либеральных шарлатанов/экспертов на просторах Россиянии примелькались настолько, что их могут начать попросту бить. Пора обновить репертуар. Но давно проживающий в США Б.Львин не чувствует остроты текущего момента.

Весьма поучительно, насколько элементарно просто без затей Кордонский поставил в тупик своего оппонента. Он выдвинул тезис о господстве в РФ “распределенного образа жизни” (т.е. склонности населения посредством личных приусадебных хозяйств (дач) вести натуральное хозяйство), не описываемого и не познаваемого “импортными теориями”. Возражение это против либеральных концепций, по существу, вздорное и довольно легко развеивается. Однако ж перекормленный западными грантами до полного либерального изумления Б.Львин оказывается перед столь ерундовым препятствием интеллектуально бессилен. Его умственных сил только и хватает, что в ответ упрямо твердить мантры отечественного либерализма:

  1. Все страны и народы похожи, по своей либеральной сути одинаковы.

  2. (Ну, не то что бы совсем “все”, имеется в виду только Запад, да и то не весь. Например, Италия к канонизированному у наших либертарианцев эталонному “западу” не относится. Точнее было бы сказать так: Все страны и народы по своей правильной (либеральной) сути – потенциальный Запад.)

  3. Россия ни на что не похожа. Или похожа на всякую дрянь.

  4. России надо сделать над собой усилие и стать как “все”.

  5. Все страны и народы похожи …

Это важный результат. Имея дело с нашими либералами, сверх меры напрягаться не следует – туда умного не надо. Все равно ничего кроме вариаций канонического “Россия – свинья с рабскою душою” наш либеральный интеллигент ни воспринять, ни понять не в состоянии, а бисер еще может пригодиться.

Вернемся к вопросу научности фундамента либерального мировоззрения. Чтение Б.Львина и С.Кордонского делу поможет мало, т.к. оба этих либеральных эксперта, судя по тому, что они пишут, проблематикой совсем не владеют и оба крайне далеки от понимания сути научных подходов. Без сожаления оставим этот спор жидов межу собою.

Пришла помощь в поисках корней либеральной Науки, откуда не ждали. Парадигму либеральных умствований в предисловии к диспуту наших героев удачно сформулировал хозяин одноименного сайта Г.Сапов (напоминаем, что он был соавтором первой редакции Либеральной хартии). Сочувствуя Б.Львину и догадываясь о его фиаско, Сапов попытался в предисловии  объяснить метафизические истоки разногласий сторон:

Давайте-ка как раз и будем разбираться с тем, соответствует ли ваша картина мира хотя бы базовым законам логики, или нет. Если "нет", значит вы, с большой вероятностью, грезите наяву. В частности, сверьте ваши цели с теми действиями, которые вы предпринимаете для их достижения. Туда? Или нет? И здесь БЛ (Б.Львина – П.) подстерегает неудача. Его оппоненты, не признавая в человеке личности (см. Таблицу в Приложении) защищают, в частности, практику бытия без цели”.

Оказывается, что либеральная “логика” бессильна без постулирования либеральной же “цели” бытия автономного индивида. Постулировав “цель” либеральной “личности” остается привести свою/вашу “картину мира” в соответствие с выбранными “базовыми законами логики”. Если искомая картина у вас не складывается, то либеральная интеллигенция безошибочно диагностирует, по выражению Б.Львина, “какое-то психическое расстройство”. (У вас, разумеется, а не у себя. Лечением социальной шизофрении у самой интеллигенции занимается исключительно “карательная психиатрия”.) Замечательная метода! Кордонский со знанием дела определяет ее как разновидность “сектантства”. Строго говоря, это даже не солипсизм (который все-таки относится к философии), банальная либеральная тавтология возведена Саповым в ранг Научной системы. И на всякий случай “естественнонаучное” мировоззрение заранее перед лицом Либерализма сурово осуждено за пресмыкательство перед обобщенными властями. В награду узревшим наяву Либеральную картину мира обещано “удобных жилищ, красивой одежды, изобильного стола, а также шариковые ручки, памперсы, средства контрацепции, новые типы зрелищ, коммуникаций, средств транспорта, и так далее и тому подобное”. Дерзну включить в “и т.д. и т.п.” бочку варенья и корзину печенья. Не уверовавшие же в “высокопроизводительность, ум и точность” Призрака грядущей в России “рыночной экономики” и ее Пророков, заочно приговорены на вечное поселение в коммунальных квартирах, питье грузинского чая и стояние в бесконечных очередях за колбасой 2-20 килограмм. Страшно!

Еще не то беда, что в лице экспертов либерализма мы имеем дело с идеологами, фанатично навязывающими обществу свои сектантские догмы, а то горе, что эта жуликоватая публика последнее десятилетие в России довольно успешно выдает свою путаную идеологию за некую Науку.

“Алиса послушно посмотрела ей в глаза и постаралась объяснить, что сбилась с дороги, но теперь понимает свою ошибку и собирается продолжать свой путь.

- ТВОЙ путь? – переспросила Королева. Не знаю, что ты хочешь сказать! Здесь все пути МОИ!

/Л.Кэрролл “Алиса в Зазеркалье”/

***

/Пионер, август - 12 ноября 2000г./



Norg-small BrK-small