[Nationalism.org] [Страница Пионера]

Правосудие и политика

По случаю дела «ЮКОС» либеральная общественность выдвинула постулат, что там, где политика, нет места правосудию. Спорное утверждение. И спорное даже не потому, что суд над фигурой масштаба Ходорковского – при его богатстве и политических амбициях – неизбежно получает политический аспект. Так что честнее было бы заявить, что олигархи неподсудны вообще. Что касается вопроса соотношения политики и правосудия,  на наш взгляд справедлив скорее обратный тезис – правосудия без политики не бывает. Мы не хотим сказать, что суды должны выносить приговоры исходя из простой политической целесообразности. Однако политические мотивы присутствуют всегда (и везде), без политики всякая юстиция просто не работает.

Можно сделать даже более сильное утверждение, правосудие это производное от государственной политики. Метафизическая связь здесь довольно простая, хотя и опосредованная. Любая юридическая система и практика правоприменения в основе имеют ту или иную идеологию. А из идеологии очевидно проистекают политические предпочтения. И корректное воздействие на юстицию лежит в идеологической сфере.

Нередко в качестве примера образцовой реализации принципа «независимости судов» и т.п. приводят США. Однако политизация американских судей довольно велика, американская судебная власть оказывает существенное влияние на внутреннюю государственную политику. Вокруг судебных процессов, решения которых имеют важное политико-идеологическое значение, ведется открытая политическая борьба. Назначение членов Верховного суда, имеющих известную идеологическую ориентацию, также является результатом публичного и закулисного противоборства политических сил. Да, собственно говоря, и суд присяжных, в том числе это механизм учета господствующих в обществе политических настроений и придании им легитимности.

Что касается дела «ЮКОС». Либералы сокрушенно указывают, что Ходорковский в тюрьме это политика. Да, но ведь и Чубайс на свободе это тоже политика. Однако по мнению либеральной интеллигенции Ходорковский в тюрьме плохая политика, а Чубайс на свободе – хорошая. Кому как, дело вкуса и политических пристрастий. Важно то, что требование оправдать «нашего Мишу» также 100% идеология и политика, а вовсе никакая якобы рафинированная правовая позиция. В апогее апологеты «ЮКОСа» породили формулу оправдания, правовую логику которой дано постигнуть лишь им самим: Все воровали, и поэтому Ходорковский не виноват! Поэтому процесс над Ходорковским это политическая репрессия!! Поэтому Ходорковский узник совести!!!

Мы же хотим сказать, что присутствие тех или иных политических мотивов ещё однозначно не дискредитирует правосудие. Судов независимых от идеологии не бывает, и быть не может. Всякие честные правовые суждения должны открыто указывать идеологические предпосылки, из которых они исходят. Это гораздо полезнее, чем требовать исключить всякий политический аспект из работы правоохранительной системы. Защитникам «ЮКОСа» полезно оборотиться на себя: они выступают в пользу олигархов, руководствуясь своими очевидными политическими пристрастиями. Чем политическая адвокатура лучше политизированной прокуратуры?

Разумеется, несмотря на неизбежно существующие политико-идеологические тенденции, люди вправе ожидать от государственного правосудия элементарной справедливости, соблюдения их прав и следования формальным правовым процедурам. Был ли приговор Ходорковскому справедлив, нет ли в нем судебной ошибки? Непредвзятое рассмотрение доводов обвинения показывает, что подсудимые виновны. Другое дело, что либеральная общественность не готова принять никаких доказательств вины своих любимцев.

Вообще, я не могу себе представить, каким образом в отношении наших олигархов можно совершить судебную ошибку. За исключением, быть может, экзотических обвинений в скотоложстве и каннибализме, все прочие преступные деяния в тех или иных масштабах ими совершались. И когда либералы оправдываются посредством «все воровали» и «время было такое», они показывают тем самым, что понимают основательность уголовных претензий к их героям. [1]

И, между прочим, далеко не все правовые новации режима вызывают протест либеральной общественности. Недавняя инициатива Путина сократить срок давности по приватизационным сделкам с 10 до 3-х лет была встречена радостным одобрением. Но разве это не вопиющий пример вмешательства политики в правосудие, избирательного манипулирования правом? Почему по неким случаям воровства и мошенничества, чем в массе и являлась «приватизация», следует уменьшать срок давности? Учитывая особую общественную опасность преступной приватизации, справедливо наоборот отменить срок давности по этим делам. Но если все-таки сочли нужным по прошествии 3-х лет не судить за приватизацию, то логично, если действительно следовать логике слепой фемиды, за обычные кражи, грабежи и разбои снизить срок давности до нескольких месяцев. Однако взыскующие «независимых судов» либералы руководствуются своей политической логикой – когда наши обкрадывают их, русских, то это хорошо и правильно, это есть образцовый Эффективный менеджмент и не подлежащий уголовному преследованию Прозрачный Бизнес.

Обратим внимание, что далеко не всегда требование осудить или оправдать, имеют под собой 100% симметричные политические мотивы, как в деле «ЮКОС». Например, настаивать на оправдании Иванниковой можно из вполне аполитичных соображений (хотя нельзя сказать, что из них не проистекает никакой политики, как минимум, в сфере прав граждан на самооборону). А поддерживающие требование осудить Иванниковой как убийцы почти всегда следуют своими политико-идеологическими пристрастиями. [2]

Для тех, кому мысль неразрывности правосудия и политики кажется кощунственной и опасной [3], укажем на известный исторический генезис политической власти. В человеческом обществе политическая власть зарождалась как судебная. Изначально правитель, государь это верховный судья. Полномочия политической власти возникают, как полномочия судить сограждан, подданных. Парламенты первоначально также преимущественно судебные учреждения.

Таким образом, само по себе присутствие политики не может дискредитировать правосудие, не противопоказано правовому государству. Другое дело, что эта политика должна быть открыто сформулирована, а не маскироваться псевдоправовой риторикой и демагогией, как любят делать у нас либералы, зная, что их политика не имеет популярности и массовой поддержки общества.

* * *

Пионер, 04-19.06.2005

* * *


Примечания

[1]            Уже который год в пользу «ЮКОС» и его руководителей ведется массированная пропагандистская кампания. Ходорковский сотоварищи щедро и широко субсидируют СМИ, журналистов, политиков (от либералов до КПРФ, вожди которой тоже публично поддержали олигархов). Нет желания всерьез дискутировать с ангажированными людьми. И все же, для протокола, рассмотрим основные пропагандистские аргументы.

Говорят следующее. Ходорковский восстановил (спас) российскую нефтяную промышленность. Платит зарплату рабочим. «ЮКОС» самая успешная компания, уникальный Прозрачный Бизнес. Без Ходорковского в РФ не придут долгожданные западные инвестиции.

Трудно понять, в чем доблесть платить зарплату рабочим в купающейся в деньгах нефтяной отрасли. И что интересно, пропагандисты «ЮКОС» ни разу не показали быт производственных предприятий, ограничиваясь счастливой жизнью клерков головной конторы.

Сам Ходорковский комсомольский функционер, близкий председателю Совмина РСФСР Ивану Силаеву. Ходорковского как доверенное лицо Ельцин назначил олигархом – отдал ему под контроль треть российской нефтяной промышленности. По сути, «ЮКОС» это контора по управлению финансовыми потоками от продажи российской нефти. Бизнес «ЮКОСа» настолько прозрачен, что до сих пор достоверно не известно, кто же в конце концов является подлинным хозяином (собственником) компании. Есть основания полагать, что Ходорковский всего лишь подставное лицо (точнее, первый в цепочке подставных лиц). Забавно, но после ареста Ходорковского производственные показатели «ЮКОС» значительно улучшились, балансовая прибыль утроилась.

Вообще приватизация нефтяной отрасли сопровождалась двукратным падением объемов добычи нефти и производительности труда. В разведку новых месторождений олигархи инвестировать не считают нужным. Через 5-10 лет разведанные запасы нефти в РФ иссякнут. Тогда, видимо, государство опять вложится в геологоразведку, и новые месторождения опять подарят олигархам. В этом весь Прозрачный Бизнес.

Про пресловутые западные инвестиции уже и слушать обрыдло. Ходорковский тут совершенно ни при чем, это вопрос политического решения. В Китае и за куда меньшие преступные деяния расстреливают, а западные инвестиции все равно льются водопадами. Кстати заметить, имеющие свои спецслужбы, связанные с уголовным миром и высокопоставленными чиновниками, российские олигархи представали серьезную опасность для не имеющего в РФ надежной политической крыши среднего западного бизнеса. Так что зачистка олигархов скорее оздоровит инвестиционный климат в РФ.

[2]             Изменение позиции прокураторы в деле Иванниковой это первая настоящая победа русского гражданского общества. Диалектику этого дела мыслю следующим образом. Вне зависимости от этнических, религиозных и прочих интересных обстоятельств Иванникова права просто потому что права. А не потому что русская храбро зарезала армянина. Но. Если бы при тех же обстоятельствах нерусская женщина зарезала русского насильника, то во славу юной женщины СМИ дружно трубили о чудесном подвиге одоления русского фашизма. В Кремле перед телекамерами Путин вручил бы героине медаль «За мужество». Так что Иванникову засудили именно как русскую, и поэтому она нуждается в защите со стороны русского национализма.

Разумеется, Иванникову можно защищать из соображений простой человеческой справедливости, что многие и делают.

Также многие из либералов (а также коммунистов, между прочим)  желают засудить Иванникову лишь потому, что её защищают русские националисты. Если отбросить юридическую риторику и софистику, её осуждают как русскую женщину, посмевшую сопротивляться джигиту. В этом акте русской самозащиты интеллигенция усматривает страшную угрозу русского фашизма, и во имя гуманизма готова пожертвовать Иванниковой – русский национализм хуже любого изнасилования.

[3]            Распространен миф, что в середине 30-х годов в СССР имело место политическое злоупотребление правосудием в больших масштабах, и это доказывает принципиальную несовместимость юстиции и политики. Обществу навязывается мысль, что в 1937 году по вине маньяка Сталина случились массовые «незаконные репрессии». Репрессии происходили не то по причине «нарушения ленинских норм партийной жизни», не то из-за использования советского правосудия в корыстных политических целях. На самом деле никаких незаконных репрессий не было, в рамках советской системы все репрессии вполне законны. С конца 1917 года в советской России началась эпоха Великого террора, окончание которой приходится примерно на коней 30-х, когда массовый террор начал постепенно затухать. По ходу истории часть советской элиты сама попала на собственную живодерню, и этот исторический казус потомки комиссаров «в пыльных шлемах» объявили ужасными «незаконными репрессиями». То есть так получается, что весь прочий красный террор признается законным.

Однако вся советская практика террора и репрессий прямо вытекала из сознательной политики большевиков, это не было злоупотреблением Сталина или беззаконным отступлением от правовых процедур. И миф о «незаконных репрессиях» лишь мешает анализировать настоящие цели советской политики, фактически легитимизирует сами правовые основы Великого террора против русского народа.

 


Norg-small BrK-small