[nationalism.org] [Страница Пионера] [Предыдущая статья]

[Следующая Статья]


"Сказание об ужасном голом вепре Ы"

Высокоученый доктор Будах. Коренной ируканец, великий медик, которому герцог Ируканский чуть было не пожаловал дворянство, но раздумал и решил посадить в башню. Крупнейший в Империи специалист по ядолечению. Автор широко известного трактата "О травах и иных злаках, таинственно могущих служить причиною скорби, радости и успокоения, а равно о слюне и соках гадов, пауков и голого вепря Ы, таковыми же и многими другими свойствами обладающих". Человек, несомненно, замечательный и настоящий интеллигент, убежденный гуманист и бессребреник: все имущество - мешок с книгами. Так кому же ты мог понадобиться, доктор Будах, в сумеречной невежественной стране, погрязшей в кровавой трясине заговоров и корыстолюбия?”

/А. и Б. Стругацкие “Трудно быть богом”/

 Обсуждение статьи Шико прошло столь интенсивно, что я счел необходимым вынести в Приложение отдельные выступления (и саму статью). В нашем контексте наибольший интерес представляет отклик небезызвестного в рунете методолога ортодоксального интеллигента Никиты. Сразу скажу, текст Никиты мне понравился: он ясно показывает, что евреи, как бы им то не было обидно, во всех этих интеллигентских фантазиях фактор второстепенный, - не более чем лучший ученик дьявола. Что ж, воспользуемся предоставленным выступлением Никиты поводом и углубим тему.

Сначала проанализируем текст интеллигента Никиты. Он сразу заявляет, что прогрессоры суть эрзац пророки:

“Ну да, а что в этом особенного? Разве не так было (и есть) в истории Земли? Разве не такую позицию занимал, например, Христос с апостолами, Магомет и другие основатели религий, святые и религиозные подвижники? Философы и ученые? Всё, кого мы ныне именуем "учителями человечества"? Разве не таким образом, согласно тому же Гумилеву (влияние коего на Шико вполне заметно), через консорции и конвиксии формировались новые этносы? Вообще, разве не так создавалась Традиция (любая), дифирамбы которой поет Шико, готовый даже воспеть ради этого и дона Рэбу и Орден?”

Правда тут только то, что интеллигенция ощущает себя избранным “учителем человечества” и навязывает себя окружающим в качестве “духовного авторитета”. А в остальном “подтасовки, искажения и "притягивание за уши" настолько грубы, что режут глаз”. Не касаясь высоких материй и не тратя время на опровержение вульгарных трактовок Л.Н.Гумилева, отметим только, что Христос с апостолами, Магомет и другие перечисленные Никитой исторические персонажи ОТКРЫТО излагали свои мысли, учения и взгляды, а прогрессоры напротив – всячески скрывают от туземцев критерии, по каким они их карают и милуют. Таким путем, каким предпочли действовать интеллигентные прогрессоры, создавались вовсе не любые Традиции, но только некоторые, и момент этот для понимания нашей интеллигенции принципиальный. Никому еще не удалось проследить логику, по какой интеллигенция действует в социальной сфере, - критерии и система ценностей, формирующие набор “идеалов” интеллигенции, есть величайшая тайна вселенной, ни один интеллигент не может объяснить, как ему удается в своем сознании совмещать очевидно противоречивые идеи и оценки, и откуда они в его голове берутся. Интеллигенцию ловят на вздорности и бессистемности ее идей и мнений регулярно, а ей все нипочем. С очередным образчиком интеллигентских умствований мы сейчас ознакомимся.

Никита утверждает, что прогрессоры вовсе не бесчеловечными “экспериментами” на Арканаре заняты, - забавно, в заключение своего выступления он подчеркивает, что прогрессоры всего лишь сотрудники НИИ экспериментальной истории, - но посвятили себя “минимизации жертв и затрат на пути к цивилизации типа человеческой”. Ускоренному развитию Арканара должно способствовать выращивание “книжников”. Тут интересно даже не то, сколь странные представления имеет наша интеллигенция о путях и способах развития наук и культуры вообще (в предыдущем своем выступлении я кое-что отметил из этих особенностей), – откуда следует, что монахи, дон Рэба и Орден имеют меньшее отношение к этим важным предметам, чем восхваляемые книжники? Объективно у Стругацких, склонных оклеветать противников землян, дон Рэба и Орден ничем не уступают “книжникам” в интеллекте и образованности, а, пожалуй даже, заметно превосходят по этой части протеже прогрессоров. Даже в изложении Стругацких Орден – весьма дисциплинированная и культурная организация. Следует обратить внимание, что дело вовсе не в какой-то уникальной учености арканарских “книжников” – для землян их “ученость” не более чем разновидность местных суеверий, - нет, специально подчеркивается особливое с точки зрения интеллигентных прогрессоров “духовное превосходство” книжников над прочими туземцами, а деланное восхищение арканарскими “науками” и выдающейся “ученостью” отдельных симпатичных индивидов всерьез принимать не приходится. (К слову, интеллигенция имеет такое же отношение к Культуре, какое вошь к млекопитающим, и способна порождать только разнообразных Мамардашвилей.) Интересно другое, даже если согласиться с интеллигенцией, – чего делать не следует в любом случае, - так если все-таки умозрительно допустить, что “книжники” это и есть жизненно важный “витамин” развития всякого общества (Стругацкие о книжниках, т.е. интеллигентах, “Трудно быть богом” - подчеркивания мои):

“Они [интеллигенты – П.] не знали, что будущее за них, что будущее без них невозможно. Они не знали, что в этом мире страшных призраков прошлого они являются единственной реальностью будущего, что они - фермент, витамин в организме общества. Уничтожьте этот витамин, и общество загниет, начнется социальная цинга, ослабеют мышцы, глаза потеряют зоркость, вывалятся зубы. Никакое государство не может развиваться без науки - его уничтожат соседи. Без искусств и общей культуры государство теряет способность к самокритике, принимается поощрять ошибочные тенденции, начинает ежесекундно порождать лицемеров и подонков, развивает в гражданах потребительство и самонадеянность и в конце концов опять-таки становится жертвой более благоразумных соседей. Можно сколько угодно преследовать книгочеев, запрещать науки, уничтожать искусства, но рано или поздно приходится спохватываться и со скрежетом зубовым, но открывать дорогу всему, что так ненавистно властолюбивым тупицам и невеждам. И как бы ни презирали знание эти серые люди, стоящие у власти, они ничего не могут сделать против исторической объективности, они могут только притормозить, но не остановить. Презирая и боясь знания, они все-таки неизбежно приходят к поощрению его для того, чтобы удержаться. Рано или поздно им приходится разрешать университеты, научные общества, создавать исследовательские центры, обсерватории, лаборатории, создавать кадры людей мысли и знания, людей, им уже неподконтрольных, людей с совершенно иной психологией, с совершенно иными потребностями, а эти люди не могут существовать и тем более функционировать в прежней атмосфере низкого корыстолюбия, кухонных интересов, тупого самодовольства и сугубо плотских потребностей. Им нужна новая атмосфера - атмосфера всеобщего и всеобъемлющего познания, пронизанная творческим напряжением, им нужны писатели, художники, композиторы, и серые люди, стоящие у власти, вынуждены идти и на эту уступку. Тот, кто упрямится, будет сметен более хитрыми соперниками в борьбе за власть, но тот, кто делает эту уступку, неизбежно и парадоксально, против своей воли роет тем самым себе могилу. Ибо смертелен для невежественных эгоистов и фанатиков рост культуры народа во всем диапазоне - от естественнонаучных исследований до способности восхищаться большой музыкой... А затем приходит эпоха гигантских социальных потрясений, сопровождающихся невиданным ранее развитием науки и связанным с этим широчайшим процессом интеллектуализации общества, эпоха, когда серость дает последние бои, по жестокости возвращающие человечество к средневековью, в этих боях терпит поражение и уже в обществе, свободном от классового угнетения, исчезает как реальная сила навсегда”.

Такой вот гимн интеллигенции, исполненный в псевдомарксистской фразеологии. Пусть так. Но чем реально занимаются прогрессоры? Они этих самых книжников “спасают”, т.е. фактически изымают из арканарского общества. Даже если следовать прогрессорской логике, то и тогда получается, что они лишают Арканар спасительных “витаминов”, т.е. обрекают его социальную на деградацию. Впрочем, это если следовать совести, логике и здравому смыслу, а такой безнравственности интеллигенция себе позволить никак не может. Интеллигенция лучше посокрушается о своей горькой героической стезе и безнравственности неинтеллигентов. Никита: “Методы! Вот в чем основная проблема для землян – они слишком "отягощены" этикой и сомнениями. Зато у Ордена (как и у Шико) – сомнений нет. Ни в собственной правоте, ни в средствах…”. Да, эта мысль о своей “чрезмерной этичности”, между прочим, тоже характеризует интеллигенцию замечательно. Короче говоря, как всегда, все делается исключительно за ради любви, дружбы и “слезинки ребенка”. Что ж, присмотримся к лучшему другу интеллигентных прогрессоров и их методам “минимизации жертв”.

Далее ознакомимся с описанием примечательной встречи Руматы с Аратой. Заранее приношу прощения у читателей за длинную выдержку, но ведь иначе интеллигенты обязательно обвинят в выборочном цитировании, “подтасовках”.

Приложение 1 (Отрывок из сцены свидания дона Руматы-Антона с его агентом местным профессиональным повстанцем Аратой Красивым)

Итак, из представленной сцены мы можем сделать два очень важных вывода в отношении нашей возлюбленной интеллигенции.

1. Румата-Антон финансирует на Арканаре свирепые мятежи, безжалостные восстания и затяжные гражданские войны. И находит для этого дела 100% фанатика готового буквально на все. Таковы наши “слишком отягощенные этикой и сомнениями” интеллигенты: чужими руками заливают несчастный Арканар кровью, и в то же время умиляются самим себе, что лично они не пролили ни капли крови – это дает им в их собственных глазах большое моральное превосходство над скотоподобными туземцами, - одновременно гневно возмущаются “феодальным фашизмом”, злым и коварным доном Рэбой, тоталитарным Орденом и т.п. А ведь туземцы всего лишь пытаются, как могут, защититься от свалившихся на них напастей, причиной многих из которых явились именно интеллигентные “эксперименты” прогрессоров. Сами же прогрессоры поражаются бесчеловечности врагов, покусившихся на их близких, пока нанятые нашими гуманистами головорезы не щадят чужие семьи. Но цимес то, цимес в чем: устроив на Арканаре бойню, прогрессоры вовсе не имеют в виду никакого социального “прогресса”, ибо изначально вполне уверены, что любые восстания заведомо обречены, и никакие “революции” ничего в лучшую сторону в жизни облагодетельствоваемых земной интеллигенцией туземцев изменить не способны в принципе. Глядя на своего кумира и лучшего друга Арату, наш интеллигент про себя скорбно думает: “Ты еще не знаешь, как безнадежно само твое дело”. Кажется, подлее интеллигента может быть только другой интеллигент.

Вовсе не хочу сказать, что Стругацкие повинны в фантастических преступлениях против арканарского народа. В конце концов, это всего лишь беллетристика, которую не следует воспринимать серьезнее, чем она того заслуживает. А то можно изящно доказать, как это в дискуссии по своей статье (в ответе Никите) делает Шико, что Румата вместе с доном Пампой и самими Стругацкими в придачу – одна шайка педиков-педофилов.

Отрывок из ответа Шико Никите:

“… Видит Бог, не хотел я касаться данной темы. Вы сами виноваты.

Говорите от страсти к Любимой сорвался наш благородный Дон?

Перечитайте еще раз сцену, где Румату выворачивает от отвращения к женщине (он там какой-то придворной доной овладеть должен был). Такое, батенька, не опишешь, не прочувствовав лично.
А ДЕТАЛЬНОЕ описание (причем совершенно не нужное в контексте повести) того, как Румата красуется в голом виде перед ну оч-ч-ень хорошим мальчиком (забыл, как его зовут), снимая и надевая свои нейлоновые трусы, Вас не ставит в тупик вопросом – ЗАЧЕМ?

А его друг-пропойца и дебошир, ну с о-о-о-чень длинным мечем, которым он так славно орудует, одновременно мечтая купить у Руматы его хорошего мальчика, не обескураживает своей ненужностью в повести?

А о чем может говорить последовательное уничтожение авторами и без того редких женских персонажей? Может о скрытой агрессии, а? Сначала убивается Кира (женщина), а затем следует буйство страсти, но уже с мужчинами, когда все лежат вповалку с обнаженными мечами.

А Вы говорите – страсть к женщине. Бросьте… Если текст Стругацких и говорит о страсти, то отнюдь не к женщине. Кстати, нереализованные влечения очень часто (как показывает история) сублимируются против мира, в котором их невозможно реализовать. О как бы поредели ряды борцов за всеобщее счастье человечества, если бы им позволили реализовать свои задавленные культурной традицией влечения!”

 Оно может быть и верно, только любим мы их всех не за это. Для нас важно другое: чем интеллигентные писатели в своих литературных фантазиях пренебрегли, каких обстоятельств дела они вместе со своими интеллигентными читателями просто не замечают, даже если в эти печальные обстоятельства их буквально тыкать носом. Из подобных наблюдений можно многое понять о реальном образе мыслей и действий интеллигенции.

Таким образом, мы кое-что узнали, с какими целями и какими методами интеллигенция склонна “реформировать” общество. Теперь прейдем ко второму пункту, где кое-что поймем об устройстве самих интеллигентских идеалов, их социальных корнях.

У К.А.Крылова есть небольшая статья “Они о Нас”. К вопросу об интеллигенции, где Константин Анатольевич, в том числе отметил “тюремный” характер мировоззрения интеллигенции, но, на мой взгляд, явно недооценил глубину аналогии. Сейчас углубим.

2. Нетрудно видеть, что героический тов. Арата – романтизированный образ “вора в законе”. Интеллигенция вообще сочувствует и симпатизирует уголовному миру, имеет подсознательный комплекс неполноценности перед его “авторитетами”. Разумеется, тут сказывается то деликатное обстоятельство, что советская рафинированная интеллигенция по большей части исторически происходит из еврейской уголовной среды Российской империи начала 20 века и поныне бережно хранит одесские блатные традиции в русско-еврейском интеллигентском фольклоре. Каждый легко вспомнит популярные задушевные интеллигентские песни типа “Раз пошли на дело…” или блатные циклы классиков авторской (бардовской) песни. Со времен Оттепели шестидесятническая интеллигенция много сделала для внедрения в нормативный русский язык уголовного жаргона, сама охотно по фене ботает – родная речь! Регулярно встречаются сочувственные сказания об интеллигентских Робин Гудах: от Мишки Япончика до Славы Японца (Мишка Япончик славен средь интеллигентов тем, что воспрещал грабить в Одессе писателей, журналистов, адвокатов, актеров и т.п. возвышенную духом публику). Думаю, многие замечали, с какой легкостью наши кошерные либералы относятся ко всякому криминалу, и осуждают бескомпромиссную борьбу государства с уголовщиной, возмущаются жестокостью смертной казни для преступников, а также склонны полагать, что от успешных бандитов в третьем поколении неизбежно происходят настоящие интеллигенты (по себе судят!). Однако дело не только в глубоких родственных и прочих связях элиты советской интеллигенции с еврейской мафией. Этика, мораль интеллигенции и уголовного мира имеют фундаментальное сходство. Не в том дело, что интеллигенты готовы при случае мелочь по карманам тырить, но в одинаковом отношении интеллигенции и уголовников к окружающему миру, обществу, власти, государству, в сходном понимании своего долга, индивидуализма и свободы, - т.е. паразитическом по сути. Отличие между обоими специфическими образами жизни и деятельности сводится к тому, что сферы социального паразитирования интеллигенции и криминалитета разнятся.

Интеллигенция – это социальный паразит в сфере общественной морали и этики, аналог блатного сообщества в области духовной жизни человечества, культуры, своего рода криминалитет образованного слоя общества.

Известный гулаговский термин “социально близкие” обычно интерпретируется неправильно – никакой марксизм не видит в уголовниках элемент социально близкий пролетариату (скорее напротив), уголовники социально близки и понятны именно интеллигенции, представители которой в свое время заложили основу системы ГУЛАГа. К тому же руководящие кадры ЧК-НКВД в массе были выходцами из еврейского уголовного мира или около того (т.е. настоящие интеллигенты). Думаю, многие замечали сколь много общего в обычаях, этике, морали и поведении интеллигентского социума с криминальными сообществами (классика – союзы писателей, журналистов, актеров и т.п. организации “творческой интеллигенции”). Тут и недавний пример: предвыборный клип - забракованный ОРТ – нарочито интеллигентейшего “Яблока”, в котором два зека рассуждают в том смысле, что с победой Путина “мусора вконец оборзеют”. Имиджмейкеры Явлинского хорошо чувствуют, какие струны подсознания его потенциального электората (интеллигенции!) следует задеть.

Вообще говоря, перед Россией, как страной исторически наиболее пострадавшей от интеллигенции, стоит насущная задача по созданию государственных (социальных) структур для расследования, предотвращения и борьбы с интеллигентствованием (аналогично тому, как во Франции в 19в. для борьбы с профессиональной преступностью в урбанизированном обществе была создана специальная “криминальная” полиция).

Надеюсь со временем представить общественности более корректные и подробные соображения по проблеме, а пока данные соображения прошу рассматривать только как краткие тезисы и иллюстрации проявлений “уголовной” сущности интеллигенции.

***

/Пионер, апрель 2000г./



Norg-small BrK-small