[Nationalism.org] [Страница Пионера]

О состоянии свободы слова в США

Его голос звучал таинственно и торжественно. Когда пани Мюллерова села, Швейк, приподнявшись на постели, провозгласил:

-- Я иду на войну.

-- Матерь божья! -- воскликнула пани Мюллерова.

-- Что вы там будете делать?

-- Сражаться, -- гробовым голосом ответил Швейк.-- У Австрии дела очень плохи. Сверху лезут на Краков, а снизу -- на Венгрию. Всыпали нам и в хвост и в гриву, куда ни погляди. Ввиду всего этого меня призывают на войну. Еще вчера я читал вам в газете, что "дорогую родину заволокли тучи"”. 

/Я.Гашек “Похождения бравого солдата Швейка”/ 

Волноваться о свободе слова в Америке не надо, – туземная свобода слова надежно законсервирована до лучших времен. Для нас гораздо актуальнее осознать, каким образом упразднение свободы слова в США скажется на состоянии умов в России. Связь между обоими предметами чуть ли не непосредственная, поскольку отечественная “свобода слова” фундаментом имеет исключительно авторитет аналогичного Западного института, ничего более у наших жрецов агитпропа за душой нет. И вдруг такой неприятный казус.

Неприятный тем более, что вопиющий. В 1999г., когда Западный агитпроп в поддержку гуманитарных бомбардировок НАТО Югославии повел тотальную пропагандистскую войну против сербов, наша либеральная общественность была склонна оправдывать западных коллег их наивностью, простодушной доверчивостью к страданиям албанцев и одиозностью “диктатора Милошевича” (на счет “диктатора”, в общем-то, тоже врали). Однако после 11 сентября мобилизация штатовской прессы на безусловную поддержку правительства США произошла столь стремительно и тотально, что объяснить произошедшее издержками свободы слова (мол, националистические эмоции взыграли) стало решительно невозможно. Ведь были не только явным образом установлены идеологические табу (а неявно они и раньше существовали, - политкорректность), но ко всему прочему руководство штатовского агитпропа с солдатским цинизмом сформулировало принципы ведения глобальной пропагандистской кампании, утвердило критерии информирования американской и международной общественности.

И куды теперь податься стадам наших общечеловеческих либеральных интеллигентов? Принципиальных выхода два. Первый, признать обслуживание интересов США высшей стадией развития Свободы слова (в духе мадмуазель Новодворской с гоп-компанией). Второй, изобразить фигуру умолчания, делать вид, что Свобода слова на Западе пребывает в прежней невинности. Третий путь – призадуматься, что прежде возможно наша либеральная Интеллигенция понимала институт “свободы слова” несколько превратно, - разумеется, был с негодованием отвергнут. Или, вернее, даже и не рассматривался, так как на ум не шел. В массе наши либералы выбрали второй образ действия, хотя в душе сочувствуют первому. (О феномене свободы слова мы уже высказывались.)

В России либеральная интеллигенция давно и прочно удерживает монополию на “свободу слова”, российское общество корпорации служителей агитпропа безразлично (тому все равно деваться некуда), а вот с властями все обстоит сложнее. Власти вполне способны воспользоваться идеологически беспомощным состоянием нашей либеральной журналистики, сослаться на прецедент США, и скомандовать: К ноге!И наш барбос, привыкший с конца 80-х привольно оглашать окрестности заливистым лаем и кусать всех, кто не сумеет откупиться, будет посажен на цепочку и принужден сторожить родной двор. Обидно.

То есть отмена свободы слова в США вынуждает отечественную либеральную журналистику пересмотреть принципы отношений с российским государством.

Сперва пробовали обойтись каким-нибудь дешевым софизмом, дескать, традиции Свободы слова в США столь крепки и глубоки, что временное упразднение свободы слова на Западе есть ничего не значащий пустяк, а в России наоборот – малейшее ущемление ничем не ограниченных журналистских вольностей означает незамедлительное воскрешение ГУЛАГА, ага. Все бы хорошо, да только в серьезных делах дешевые трюки не котируются. И вот встретилась мне маленькая статья, в которой либеральный публицист пытается сформулировать принципы отношений жрецов агитпропа с российской властью в новых условиях (на Следующий день после 11 сентября).

***

 

“Известия” от 03.11.2001г., стр.6

Уолтер Иссаксон

Самоцензура

Американское телевидение учится освещать войну с патриотических позиций

Максим ЮСИН

"Мы не должны уделять чрезмерно большое внимание жертвам среди мирного населения в Афганистане, которые неизбежно будут в ходе этой войны. Мы не должны забывать, что правительство талибов несет ответственность за ситуацию, которая сложилась сегодня в их стране. Кроме того, каждый репортаж из Афганистана или Пакистана должен сопровождаться комментарием, напоминающим, что талибы укрывают на своей территории террористов, ответственных за гибель пяти тысяч человек" - это выдержки из "памятной записки", составленной новым руководителем Си-эн-эн Уолтером Иссаксоном и разосланной всем журналистам телеканала.

О том, что после терактов 11 сентября на ведущих американских телеканалах действует жесткая самоцензура, было известно и раньше. "Памятная записка" Иссаксона стала в этом смысле не откровением, а лишь документальным подтверждением: в Америке больше нет полной свободы прессы.

(И что характерно, слиняла эта хваленая американская свобода СМИ даже не за дни, а буквально за считанные часы. Этот факт нуждается в объяснении. Не то ее, свободы прессы, в США никогда и не было, не то ее там понимают совсем не так, как то нам долго внушали. – П.)

Ее и не может быть, если страна ведет войну. Неопереточную, ненужную, непонятную, без потерь, как это было в Косово. Настоящую войну с беспощадным противником - войну, в которой затронуты жизненно важные интересы нации.

(Сразу хочется сделать замечание. СМИ США поддержали “гуманитарные бомбардировки” НАТО Югославии, не задумываясь, рефлекторно, как всегда они поддерживали национальные интересы США и действия правительства по их защите. И решают, что есть “национальные интересы”, а что – нет, отнюдь не журналисты, но боссы СМИ.

Второе, более важное. Отчего же “наши” журналисты требовали себе абсолютную свободу слова, когда Россия воевала в Чечне? И ведь требовали и до сих пор требуют (и Запад их в этом поддерживает) свободу гавкать в пользу именно мужественных чеченских моджахедов и страданий “мирного чеченского населения” от исконной русской дикости. Вот о чем надо думать. – П.)

Руководство Си-эн-эн прислушалось к просьбам, неоднократно звучавшим из Белого дома, Пентагона, Госдепартамента. Главный информационный канал планеты (! - П.) отказывается от "абсолютной объективности" в освещении войны с терроризмом. Война будет представлена зрителям не с общечеловеческих, а с патриотических позиций. И никто в Америке при этих словах почему-то не краснеет. Патриотизм в воюющей стране - это нормально.

(Замечательное открытие. Интересно, а русский патриотизм - это нормально? Россия уж 10 лет как воюет на разных фронтах. Отчего же либеральные СМИ считают своим долгом доводить до общества исключительно Западную точку зрения, а России - неуклонно хамить?.. О, это загадочная интеллигентская душа! - П.)

Не протестуют и европейские правозащитники. Хотя могли бы. Чего стоит одно только "пожелание" Иссаксона - "не уделять чрезмерно большого внимания жертвам среди мирного населения". Представим на секунду, если бы пару лет назад руководитель какого-нибудь российского телеканала сказал что-либо подобное (имея в виду, естественно, Чечню) - что бы тут началось!

Но американцы - не русские. К ним относятся сочувственно, с пониманием. Им верят на слово, когда они уверяют, что цензура введена не под давлением властей, что это сознательный выбор самих сотрудников Си-эн-эн, отражение их гражданской позиции.

(Очень верно отмечено: американцы – это вам не русские, понимай, унтерменши. Их безнаказанно унижать и убивать нельзя. И правозащитники всех стран это хорошо знают.

А дальше поворот мысли замечательный. Если американские журналисты отказываются от свободы слова добровольно, из любви к Американской родине, то это дело вполне извинительное. Разумеется, поверить, что наш журналист-Интеллигент добровольно отстаивает интересы России поверить никто не в состоянии. За полтора века русская Интеллигенция доказала, что на первом месте у нее ненависть к России, и разве лишь ГУЛАГ способен притушить (временно) эту неукротимую страсть. Каждому ясно, что Интеллигент нечто хорошее сказать о России способен только под угрозой пыток (или снятия с довольствия). – П.)

Когда российские журналисты два года назад приводили примерно те же аргументы, европейские коллеги нам не верили. На нас смотрели скептически, осуждающе, порой снисходительно. Не могли допустить мысли, что журналисты искренне сочувствуют своей армии, ведущей войну, что желают ей победы, а не поражения, что интервью Басаева и Хаттаба мы отказывались публиковать не потому, что этого требовал Кремль, а потому, что не хотели давать таким людям трибуну. Как сегодня американцы не хотят давать трибуну Осаме бен Ладену.

(Раньше нам рассказывали, что долг журналиста добросовестно доносить до общества всё плюралистическое разнообразие возможных точек зрения. А оказывается, слуги общественного мнения выбирают (по каким-то своим соображениям), кому “давать трибуну”, а кому нет. Собственно говоря, этот производственный секрет и раньше не был большой тайной, но его редко столь откровенно оглашали на публике.

И лучше бы тов. Юсин не изумлялся недоверию иностранцев, что и “русский” журналист может не быть пораженцем и государственным изменником (это дело действительно удивительное, объяснимое лишь гнетом путинофашизма), а рассказал нам, как в первую чеченскую войну либеральная журналистика приравняла перо к чеченскому кинжалу, и все сделал для ичкерийской победы (точнее, капитуляции России). Да и теперь массы либеральной интеллигенции готовы в любой момент перейти на сторону моджахедов, тут заблуждаться не надо. Большинство либеральных СМИ лишь наступили на горло своей любимой песни песней, да и то далеко не все поступились Принципами русской Интеллигенции. – П.)

11 сентября многое расставило по местам. Давно уже не слышно ставших столь привычными обвинений, что это Путин, стремясь повысить свою популярность, спровоцировал "вторую чеченскую войну" и что дома в Москве взорвали люди из ФСБ. Вашингтон публично признал, что в Чечне есть международные террористы, связанные с бен Ладеном. А министр иностранных дел Великобритании Джек Стро вчера, в ходе визита в Москву, выразил полную солидарность с действиями российских властей в Чечне.

Теперь мы с Западом - союзники, участники одной коалиции. И если вдруг руководитель какой-нибудь нашей телекомпании потребует от журналистов "сопровождать каждый репортаж из Чечни комментарием, напоминающим, что режим Масхадова укрывает на своей территории террористов, ответственных за вторжение в Дагестан", Россию едва ли обвинят в зажиме свободы прессы.

(Это очаровательно. Союз с Западом разрешил нашу либеральную Интеллигенцию от бремени сомнений, теперь она может отказаться от традиционного пораженчества, и с чистой совестью поддержать “свое” правительство. Трогательное национальное единение государства, народа и их блудной Интеллигенции. Идиллия наступила благодаря великодушию Запада, выправившего нашей либеральной Интеллигенции лицензию на патриотизм. Надолго ль?.. – П.)

Другое дело, что таких прямолинейных "памятных записок", как Уолтер Иссаксон, в последние два года не составлял ни один из российских телевизионных боссов. Наши журналисты в столь детальных инструкциях, как правило, не нуждаются. Они многое научились понимать с полуслова.

(Ага, читать по глазам волю Хозяина наши журналисты обучились в школах свободословия Гусинского и Березовского. Вроде бы больше негде.

И откровенно говоря, я тут не уловил интонацию автора. Ирония? Гордость за выучку отечественных шлюх?.. Бог весть. – П.)

***

Таким образом, наша причастная к СМИ либеральная интеллигенция взялась объяснить феномен исчезновения (ограничения) свободы слова на Западе добровольным – в патриотическом порыве – отказе от оной свободы самих журналистов. А раз отказ от свободы добровольный, то свобода как таковая как бы никуда и не девается. Это, конечно, вздор. Кто из западных работников СМИ по недомыслию или злонамеренно уклоняется от указанной боссами генеральной линии, того показательно отправляют жрать говно на помойку (чтоб другим не повадно было). Но наша либеральная журналистика хочет внушить российской власти, что цивилизованное обращение с прессой не предусматривает никакого насилия, а только ласку и уговоры. Мне же кажется, что попытки договориться с жрецами отечественного агитпропа бессмысленны и опасны. “Наша” пресса нуждается в самой беспощадной чистке (а еще лучше - бесчеловечной Большой Чистке). Только таким путем будет достигнута искомая “информационная безопасность” и от России отведена угроза терроризма.

Ниже небольшие примеры западных рассуждений на тему свободы слова в нынешней сложной международной обстановке.

***

Русская служба BBC, Пятница, 12 октября 2001г.

Священная свобода слова

Как дорога Америке свобода слова?

Французская "Либерасьон" пишет в своей редакционной статье, что Вашингтон поступил бы неразумно, наложив ограничения на передачу видеоматериалов, предоставляемых движением Талибан катарской телекомпании "Аль-Джазира".

"Нынешний конфликт родился из прямых репортажей" пишет газета, имея в виду леденящие душу кадры терактов, совершенных 11 сентября. "Это столкновение не двух держав, а двух мировоззрений, и реальным полем сражения является общественное мнение", - пишет газета.

"Вместо того чтобы бранить "Аль-Джазиру", не стоит ли нам задуматься о том, что такие мутанты как талибы являются именно продуктом цензуры средств массовой информации в арабском мире", - продолжает газета.

(Нет слов. Талибы как продукт цензуры арабских СМИ. Французский либеральный идиотизм даже кое в чем превосходит отечественный. – П.)

"Чтобы защитить свободу слова, надо не дать праву на критику пасть побочной жертвой войны", - заключает газета.

Однако барселонская "АВУИ" считает, что свобода слова в Америке находится в надежных руках. "В короткой истории Соединенных Штатов имели место попытки ограничить права и свободы, гарантированные конституцией, во время особо опасных кризисов", - рассказывает газета.

"Однако в большинстве случаев они ни к чему не приводили, потому что американцы защищали эти свободы как неотъемлемую часть их национальной идентичности", - пишет газета.

Мадридская "Мундо" считает, что "свобода слова является священной в Соединенных Штатах".

Газета отмечает, что крупнейшие американские телекомпании договорились создать комитет, чтобы решить, как в дальнейшем передавать распространяемые "Аль-Джазирой" материалы. Впрочем, они твердо заявили Джорджу Бушу, что "не готовы вводить цензуру или не информировать общественность о каких-либо новостях".

"Телекомпании считают, что свобода информации является важнейшим элементом, позволяющим гражданам сформировать свое мнение о происходящем", - заключает газета.

(Американское ТВ создало Священный комитет по свободному распределению среди граждан их мнений о происходящем. Беспокоиться о свободе слова в США нет решительно никаких оснований. – П.)

 

Русская служба BBC, Воскресенье, 4 ноября 2001 г.

Война и правда

Расхожая истина говорит, что первой жертвой войны является правда. Во времена вооруженных конфликтов правительства и военные стараются дозировать информацию, следят за тем, чтобы новости подносились в нужном ключе и используют систему аккредитации, чтобы наградить "послушных" журналистов доступом туда, куда вход заказан всем остальным.

Нынешняя война ведется и на информационном поле. Стороны обвиняют друг друга в активном ведении пропаганды и сознательном искажении фактов. Так, США критикуют спутниковый арабский телеканал "Аль-Джазира". В свою очередь, многие арабы считают, что западные СМИ послушно проводят линию своих правительств.

В последнее время одна из самых популярных британских газет "Дейли Миррор" выступает с резкой критикой действий правительства в отношении войны в Афганистане. Она утверждает, что долг говорить правду читателям важнее лояльности кабинету министров, пусть даже и в теперешней критической ситуации. Точно также поступили и ведущие телеканалы, включая Би-би-си, которые заявили Тони Блэру, что в своем освещении событий будут руководствоваться не интересами правительства, а интересами истины.

***

Как видим, в Британии журналисты с участием премьер-министра разыгрывают занятные пантомимы на тему “свобод слова”, публика рукоплещет. А наши совсем не способны на такие изящные “капустники”, нашей “агитбригаде” всё бы изображать занудную производственную драму о гибели Свободы слова от рук тирана (смотри давешний карнавал вокруг НТВ), ни на что иное российского интеллигента не сманишь. Думаю, это все оттого, что в душе российских журналистов нет индивидуальной английской внутренней свободы, а лишь одно исконное тоталитарное колхозное хамство.

/Пионер, 04-06.11.2001г./


Norg-small BrK-small