[Nationalism.org] [Страница Пионера]

Заветный камень

«ФСБ России разоблачила группу британских шпионов, работавших под прикрытием посольства и контактировавших с российскими правозащитниками. Это четыре сотрудника британского посольства и один завербованный ими российский гражданин.

Иностранные разведчики были вооружены по последнему слову техники. Тайник, расположенный в одном из скверов на окраине Москвы, представлял с виду обычный камень». РИА «НОВОСТИ»

* * *

«…пытаюсь осмыслить информацию о шпионском камне, переданную в последнем выпуске новостей перед отключением электричества.

Если бы мне о таком камне рассказали пятьдесят лет назад, когда еще жив был майор Пронин, я бы, конечно, воспринял новость на ура. Но теперь я верчу в руках мобильник, на клавиши которого, из-за их миниатюрности, приходится нажимать специальным приспособлением, жду подключения электричества, чтобы снова войти в интернет, вспоминаю показанную по телевизору рентгенограмму пресловутого камня, на которой отчетливо видны очень крупные батарейки в немереном количестве, и думаю: кому же понадобилось вешать мне на уши подобную лапшу?

Юрий Сабанцев, инженер [sobakala@aport.ru], читатель г. «Известия», 27.01.2006 г.

* * *

…нет вы слышали, что говорит их телевизор, – непринужденно затронул модную тему Карп Марленович. – В Москве нашли английский шпионский камень!.. Совсем население за идиотов держат.

Гебня обнаглела, – сокрушенно согласился Моисей Октябринович. – Якобы новейшие секретные космические технологии, врут, что эти камни сбрасывают на Россию из космоса под видом метеоритов. А ведь у англичан и космических кораблей нет, – саркастически прибавил он.

При этих словах Карп Марленович насторожился: – Как это у англичан нет космических кораблей?! А в космос кто первый полетел, на Луну…, – удивленно подумал он. Возражать собеседнику однако не счел нужным, и с мысленным прищуром подумал о Моисее Октябриновиче: – Эге, уж не гебист ли ты сам, дружок!

В свою очередь, не подавая виду, Моисей Октябринович в душе поёжился: – Чего это он у меня про Камень выведывает? Раньше рассказывал, что ещё 21 августа 1991 года написал заявление о выходе из КПСС, а партвзносы к тому времени будто бы уже три месяца не платил. Поди теперь проверь. Кто его знает, не состоит ли он негласно в КПРФ. Время теперь тревожное. – Обложку своего партбилета Моисей сжёг по ходу демократической демонстрации на Лубянке 23 августа. Сам партбилет и книжицу Устава герметично завернул в полиэтиленовый пакет и спрятал в надёжном месте.

Приятели интеллигентно сошлись на том, что власти раздувают шпиономанию в целях пресечения независимых инициатив гражданского общества. Поболтали ещё немного о пустяках, тепло попрощались и разошлись в разные стороны.

Карп Марленович сразу забыл же разговор и с удовольствием погрузился в мысли о предстоящем ему ответственном важном деле, надлежало тщательно обмозговать все детали. Напротив Моисей Октябринович всю дорогу до дома мнительно размышлял на предмет, не латентный ли антисемит Карп. Моисей особенно опасался латентных антисемитов, потому что не вполне ясно представляя себе значение термина «латентный».

* * *

…не спеша прогуливаясь, Карп Марленович остановился на вытоптанной в снегу тропинке в глубине лесопарка. Потоптался с беспечным видом, посмотрел наверх в ясное голубое небо, потом вперёд и назад вдоль тропинки. Внимательно огляделся по сторонам. Никого нет. Осыпая снег, отодвинул еловую лапу, другой рукой раздвинул ветки заиндевевшего куста, и решительно шагнул в глубокий снег, стал быстро продираться вглубь ельника.

Пробравшись между ёлками остановился на краю поляны около громадного дуба. Замер. Прислушался, огляделся. Руками в варежках раскопал неприметный сугроб у корней дуба. Извлёк из глубины дублёнки щётку для чистки автомобиля от снега и с волнением очистил от снега камень. Камень был нездешний красоты, какой-то весь из себя… необычный. Карп его ещё осенью случайно приметил и подумал, что в этой стране такие камни не водятся. Тогда подивился также, что прежде он этого чудесного камня здесь не замечал. И вот только недавно догадался.

Он, – убедился Карп Марленович, – точно ОН.

Достал брелок от сигнализации автомобиля, направил на камень, принялся давить кнопки. Камень молчал. Карпа это не смутило. Он наклонился над камнем:

Андрей Сахаров! – отчётливо прошептал Карп Марленович. Повторил возможный пароль несколько раз. Затем громче добавил: – Елена Боннэр.

Карп не был так глуп, чтобы надеяться, что пароль сработает. Он понимал, что ихний интеллектуальный космический камень умеет по биополю узнавать своих, людей прогрессивных демократических убеждений. Пароль он назвал, чтобы дать камню время на опознание себя. Приблизив лицо к камню, горячо зашептал:

Предайте Их Величеству, страну захлёстывает волна ксенофобии, власти не говорят правды, душат свободу слова, растёт угроза фашизма и коммунистической реакции. Илларионов уволился. Прошу срочной эвакуации!..

* * *

Карп Марленович диктовал камню свой e-mail, тайно от всех недавно созданный им на каком-то бесплатном сервере. Объяснил, что каждую неделю будет приходить в разные Интернет-кафе, якобы интересуясь детской порнографией, и незаметно проверять почтовый ящик на предмет секретных инструкций. 

Как раз в это время Моисей Октябринович как бы по большой нужде заперся в совмещенном санузле своей хрущёбы. Настороженно прислушался. Спустил воду в унитазе, открыл посильнее кран в ванну и встал на четвереньки, запустил руку под ванну и достал … камень.

Откровенно признаться, Моисей Октябринович украл камень, и ничуть в том не раскаивался. Дело было так. На прошлой неделе он пошёл в Центр глобальной толерантности, занимавший бывшее здание райкома, сообщить, что опять видел свастику и призывы к погрому. Эту свастику Моисей Октябринович видел почти каждый день. Её 10 лет назад в глухом тупике у гаражей на бетонном заборе черной краской нарисовал старый товарищ по парткому Моисея известный антисемит Иван Сидоров. Его сын семиклассник под руководством папаши внизу под свастикой криво написал непонятную фразу «Jews  must die» (как полагал Моисей Октябринович, выполненная готическим алфавитом должно быть зловещая цитата из Манкампф). Иван картину сфотографировал, подал документы в американское посольство, и вскоре их семья получила политическое убежище в США как жертва государственного антисемитизма и русского фашизма. Моисей Октябринович не имел такой предприимчивости как эти русские, не умел фотографировать, но каждую неделю он докладывал в Центр, что опять в своём дворе  видел свастику. Его сообщение аккуратно заносили в отчет как свидетельство роста русского фашизма и антисемитизма. Моисей Октябринович давно мечтал увидеть скинхедов, о зверствах которых много читал, чтобы сообщить об их прибытии в Центр. Однако скинхеды ему никак не встречались, а врать он не умел и не хотел.

Так вот, как всегда на прошлой неделе на первом этаже, на другие этажи его не пускали, он зашёл в кабинет отдела Мониторинга ксенофобии, чтобы сообщить о свастике. И сразу увидел его. С виду обыкновенный булыжник придавливал рукопись седьмого выпуска в сорока томах исследования растущих русских ксенофобии, национализма и фашизма.

Вы насчёт свастики? – рассеянно спросил Моисея служащий и отвлёкся на запищавший за спиной факс.  Моисей зачаровано смотрел на камень. Это без всякого сомнения был он. Ничем, совершенно ничем камень не отличался от природных кособоких неказистых русских булыжников. Никогда бы гебульники ничего не заподозрили, а Моисей узнал Его сразу. – Космические технологии…, – подумал он. Как сомнамбула спокойно положил камень в карман и не спеша вышел вон. Никто ничего не заметил, и он спокойно покинул здание. Даже металлоискатель не пискнул. Моисей лишь сардонически ухмыльнулся.

Свой поступок Моисей Октябринович оправдывал тем, что таких камней в Центре должно быть ещё много осталось, а ему нужно, возможно, это его последний шанс в жизни. Артефакт западной цивилизации замаскированный под глупый русский булыжник придал Моисею всю жизнь не хватавших ему уверенности себе и внутренней свободы. Однако он решил вести себя по-прежнему скромно, чтобы ничем себя не выдать.

Моисей постелил на стиральной машине газету (он читал только «Новую газету») и с трепетом положил на неё артефакт (так загадочно про себя он называл камень). Он был убеждён, что артефакт крепкий, рассчитан на космические нагрузки и, быть может, выдержит даже ядерный взрыв. Осторожно обращался с артефактом из советской подсознательной почтительности к западной технике. Из кармана халата Моисей достал деревянный карандаш и сложенный вчетверо тетрадный лист. Развернул лист и, глядя в бумажку, он принялся карандашом выстукивать по камню некий код. Это была тюремная азбука, какой перестукивались ещё декабристы. Моисей нашёл её в старой книжке о героях революционерах. Совершенно очевидно, что заброшенный в Россию европейский артефакт должен был понимать тюремную азбуку, в этом Моисей не сомневался. Первое его послание было коротким. «Готов предоставлять эксклюзивные материалы о нарушении прав человека в России. Форма оплаты гонораров по вашему усмотрению».

Кроме карандаша Моисей взял с собой фонарь, на случай если камень имеет оптические детекторы. А также положил в карман инфракрасный дистанционный пульт от телевизора.

* * *

Карп Марленович присыпал камень снегом и хотел было идти обратно по своим следам. Да вовремя вспомнил шпионское правило не возвращаться тем же путем, каким пришёл. Он с трудом отломил еловую ветку, разметал снег вокруг камня, и заметая свои следы стал медленно пробираться через поляну по снежной целине к березкам у дороги, откуда доносился шум проезжавших автомобилей.

Если бы он обернулся и посмотрел на верхушку дуба, то сильно струсил. Пожалуй, испугался бы даже больше, чем когда узнал, что арестовали Ходорковского. Высоко на дубу сидел громадный ворон и мрачно немигающе смотрел ему в спину. Не муж вороны, а именно что ворон. Хотя и для ворона птица была великовата. Разработчики наставали, что в Сибири водятся удивительно большие вороны и они вполне способны, не привлекая досужего внимания, долететь до Москвы. С ними не стали спорить, при современных технологиях малогабаритного воробья или ласточку пока сделать не могли, а агент нуждался в надёжной конспиративной связи. Чёрный ворон к точке назначения летел по ночам, днём укрывался в лесу. Впрочем, теперь ворон был совершенно белый – силиконовое оперение на ветру в 30-градусный мороз заледенело, покрылось инеем и снегом. Титановые когти намертво вмёрзли в ветку дуба. Аккумуляторы от холода безнадёжно сели. Сил хватило лишь раздвинуть крылья и подставить солнечные батареи свету. День был морозный и ясный.

С трудом поймал спутник. Доложил в штаб квартиру, что явка провалена, повсюду рыщут ищейки ФСБ, уже копаются в корнях дуба. Предлагают сотрудничество, пытаются перевербовать. Просил санкцию на самоликвидацию.

* * *

В то время, когда Моисей Октябринович на всякий случай облучал булыжник пультом дистанционного управления от телевизора «Акаи», на верхних этажах Центра глобальной толерантности царила тихая паника. Пропал камень. Тот самый, который антисемиты кинули в синагогу. Камень как минимум пролетел 50 метров над 3-х метровым забором, пробил два бронированных стекла окна синагоги и, чудом никого не убив, глубоко застрял в стене молельного зала. Прошли многочисленные пресс-конференции, где показывали ужасный антисемитский камень. Необыкновенная сила броска доказывала, что власти тайно передали антисемитам космические технологии. Антисемиты пытались утверждать, что в синагогу угодил обычный метеорит. Однако прогрессивные учёные гуманисты легко опровергли их ложь, указав, что метеориты падают на крышу, а не в окно. Уже были опубликованы исторические исследования, показывающие, что точно такими камнями русские погромщики в 1917 году разбивали головы еврейским младенцам. И что хуже, фотография камня со всех ракурсов, плюс размер до микрона, вес до миллиграмма и рентгеноргамма были опубликованы на сайте Центра. Быстро и без огласки подыскать дубликат не было никакой физической возможности.

Да какая разница! – энергично махнул рукой председатель правления Центра раввин международного масштаба досточтимый Шмуль ибн Хаттаб. Это вообще было его излюбленное выражение на русском языке. То же самое он сказал и в прошлый раз. Британский королевский Черепаховый экологический фонд выделил Центру грант в сумме 150 тыс. фунтов стерлингов на написание глубокого исследования экологии нефтедобычи в России. Предполагалось, что в результате объективного научного анализа десяток авторитетнейших российских экспертов придут к выводу, что в интересах всечеловеческого прогресса и глобальной экологии добычу нефти в РФ следует передать британским компаниям, как наиболее продвинутым по части охраны природы и любви к животным. С чисто английской тонкостью и остроумием тема заказного научного труда называлась «Цивилизованные инвестиции в современном мире на службе демократии, гуманизма и экономического прогресса человечества». Заказ был важный, Шмуль взял его под свой личный контроль. Создал авторский коллектив из дочери, тёщи и зятя. Писать поручили зятю, редактору гламурного журнала. Тот, перед уходом в запой, привлёк к делу двоюродного племянника Изю, студента второго курса экономического колледжа. Пообещал познакомить с фотомоделью. Осмотрительный молодой человек подумал, что ему ещё рано обзаводится СПИДом. Однако отказать дяде не было никакой возможности. Добросовестный Изя скачал и Интернете встретившийся ему студенческий реферат с анализом эффективности инвестиций в английский футбол и отдал дяде, чтоб отвязались. Похмельный зять вручил текст Шмулю, а тот, не читая, обалдевшим англичанам. По ходу дела зять копию этого секретного отчёта, заказанного Центру английской разведкой, за 10 килобаксов продал одной олигархической структуре, которой он регулярно поставлял моделей на корпоративные вечеринки. И когда эта олигархическая структура вдруг принялась инвестировать сотни миллионов долларов в английский футбол…

Нет, пропал камень и чёрт с ним. Собственно горе было в том, что послезавтра его надо было предъявить как неопровержимое вещественное доказательства роста русского фашизма в Совет Европы. Потом экспертам ПАСЕ. Затем переправить для изучения в конгресс США, где конгрессмены пришли бы к выводу, что налицо утечка русских космических технологий к силам зла, и что жизненно необходимо русскую космическую промышленность поставить под международный контроль. Всякий раз Центру должны были выделять значительные средства для борьбы с ксенофобией. И вот… попали на бабки. Оставалось объявить, что камень обратно похищен антисемитами, и умолять международную общественность дать деньги на неотложные дорогостоящие меры по обеспечению безопасности синагог и других толерантных учреждений.

* * *

Пообщавшись с камнем, и даже приложив его к побаливающему сердцу, Моисей Октябринович собрался спрятать своё сокровище. Нет, не обратно под ванну. Он ещё раньше придумал, что камень будет как бы грузом для квашения капусты. – В бороде квашенная капуста…, – подумал он о ком-то с издёвкой. И вдруг его осенило. Вспомнился Эдгар По. – Положу камень в сервант на видное место, – вдохновенно решил Моисей, – И приложу табличку «Типичный представитель родной русской природы». – Он был совершенно уверен, что когда придут с обыском гебульники или фашисты, они ни за что не догадаются о камне. Подойдя к серванту, Моисей сардонически усмехнулся и пристроил камень в хрустальную салатницу, которой его 20 лет назад наградил профком как ударника коммунистического труда. И направился к столу красивым почерком на обратной стороне старой визитки писать задуманную маскировочную надпись.

* * *

Карп Марленович наконец-то вылез через сугробы на дорогу. Отдышался, отряхнулся от снега, вздохнул и… услышал жуткий взрыв за спиной, по резкости совсем не похожий на петарду. Стремительно обернулся. На месте дуба, красиво искрясь в солнечных лучах клубилось облако снега. Верхушку дуба разнесло в щепки, сам дуб раскололся вдоль ствола, и одна его часть медленно валилась через ельник на землю.

Сработало! – мысленно возликовал Крап Марленович. – Меня услышали братья по разуму, – с чувством глубокого удовлетворения сам себе сказал он, и более не оборачиваясь, затрусил домой. 

Невидимая взрывная волна докатилась и до хрущёбы Моисея Октябриновича, камень тихо звякнул в салатнице. Моисей ничуть не удивился. – То ли ещё будет! – торжествующе подумал он.

* * *

«Говаривал старый народ, что стоит в центре Москвы Волшебный Заповедный Камень. Если подойти к тому камню и, поклонившись ему, сказать Тайное Слово ("Россия - сука"), то камень тот растворяется и выдает сумму в твердой валюте».

* * *


Надо сказать, что российские власти отнеслись к публично вскрывшейся связи английских спецслужб с туземными правозащитниками довольно меланхолически. Сладостное ожидание прогрессивной интеллигенцией кровавых репрессий не оправдалось. Путин лишь позволил себе поглумиться:

"Действительно, в последние десятилетия сложилась практика, когда разведчики, которые работают под дипломатическим прикрытием, высылаются из страны. Ну, вышлем мы этих разведчиков, приедут другие, может быть, умных пришлют. Намучаемся потом искать их".

Эта логика вполне распространяется на правозащитников. Ну да, содержат и направляют их «независимые гражданские инициативы» западные спецслужбы, кто ж из умных людей этого не знает. Даже удобно: послушал «демократа-правозащитника» – узнал мнение европейской или американской резидентуры, понял, какие даны политико-идеологические установки и инструкции. Поэтому в нынешнее время никого из российских Независимых общественных деятелей не тронут. И вляпавшуюся Хельсинскую группу, за которую так испереживалась гуманистическая интеллигенция, оставят в покое. На лбу у них будет красиво сиять незримое, но всем очевидное клеймо «ШПИОНЫ, ДИВЕРСАНТЫ, ВРЕДИТЕЛИ», в таком вмде они и будут сеять в РФ разумное, доброе, вечное (спасибо сердечно скажет вам русский народ, ага).

На фоне равнодушия властей довольно забавно выглядела суета правозащитной общественности, агрессивно оправдывавшейся в том, что брала деньги от иностранных спецслужб. Мол, деньги давались на такое святое дело как демократия и права человека в России, а поэтому источник не имеет значения. Либеральная интеллигенция пыталась саркастически иронизировать над «камнем шпионом», дескать, нелепая всем очевидная провокация гебни, и яростно отстаивала священное право интеллигенции на государственную измену.

* * *

Английская версия

Английская пресса комментируют шпионский скандал с камнем ("The Mirror", Великобритания):

«Времена Холодной войны стали далеким воспоминанием для многих из нас, но для российской правящей элиты они живее всех живых.

Глава российского государства, президент Владимир Путин, сам когда-то был шпионом, что весьма необычно для современного государства».

Директор ЦРУ Буш-старший, видимо, необычный президент. Или ЦРУ не считается шпионской организацией. Там служат демократические разведчики, а это совсем другое дело.

«Путин не просто ностальгирует по прошлому, он хочет повернуть время вспять. Особенно он не любит делиться политической и экономической властью и, если почувствует опасность, последует агрессивная реакция».

Вот оно как, мрачный тиран не желает делиться властью и деньгами с хорошими парнями.

«Вот почему российские миллиардеры переехали жить сюда (в Великобританию - прим. пер.). Те же причины привели к тому, что Украина и Грузия увязли в спорных переговорах с Россией по вопросам поставок газа».

…и газом не хочет делиться с демократическими странами. Противный диктатор.

«Путин хочет ограничить деятельность НПО с помощью новых законов и запретить любую из тех, что получает иностранное финансирование. Как лучше всего дискредитировать их? Обвинить в пособничестве западным разведслужбам.

А как лучше всего получить поддержку граждан страны? Нужно раскрыть шпионский скандал с участием британских секретных служб, которые по глубокому убеждению россиян являются самыми двуличными и безжалостными в мире».

Тут я вижу прямой выпад против Друга Утят, глубоко законспирированного в ЖЖ агента Путина.

«И всякий раз, когда мы начинаем сомневаться, можно ли доверять России, нам нужны будут шпионы, которые смогут выведать истинные намерения Кремля».

Криспин Блэк - бывший шпион и советник по вопросам разведки

Ну, вот видите, а вы говорили, что английские шпионы не бывают дураками. А это тогда что было?

Характерно, что британская пресса особенно не сомневается в существовании шпионского камня made in Britain.

«Пресс-секретарь МИД сказал, что Великобритания ежегодно расходует 500000 фунтов на поддержку российских НПО, включая группы, выступающие за демократию, права человека и хорошее управление». "The Daily Telegraph" 

Хорошее управление это хорошо. Ведь не подсунут же просвещенные мореплаватели России плохого управления, правозащитники ручаются за честность джентльменов.

«А тем временем в романе британская разведка начала бы работу над новым передатчиком, который было бы еще труднее обнаружить - скажем, спрятанным в пластмассовом пингвине в зоопарке или в фальшивой вороне, сидящей - зимой и летом одним цветом - на ветке и 'собирающей сигналы'». "The Guardian"

«Однако вызывающая разочарование у ФСБ истина состоит в том, что ее враг, которого она глубоко уважала, уже не так серьезно относится к шпионским играм. А преемнице КГБ - организации, которая сражалась с людьми, воодушевлявшими Джеймса Бонда - сегодня приходится иметь дело со шпионами-клоунами, чьи приемы и навыки недостаточны даже для получения роли в новом шпионском сериале-пародии "Остин Пауэрс". Назад, за парты, господа». "The Times"

Российская интеллигенция первым делом не поверила, что можно так легко поймать английского шпиона в Москве, не поверила и в дурацкий «шпионский камень» – очевидная провокация гебни!

Вот оно тлетворное влияние бондианы на слабый мозг интеллигенции. Не так, совсем не так видит российская интеллигенция английского джентльмена разведки – гения, сверхчеловека в смокинге, с бокалом «Мартини» в одной руке и сигарой в другой. Техническое оснащение английского суперагента интеллигент отчётливо представляет по фильму «Дети шпионы». И в этот храм западничества ломится ФСБ со своими грубыми камнями…. Фуй, какая гадость.

 * * *

Пионер, 27-29.01.2006


Norg-small BrK-small